Иван Андреевич Крылов и Россия 2.0

Автор: Борис Алексеевич Сысоев
Дата публикации: 18.02.2019 (23:59)

Информация помечена тегами:

И.А.Крылов 250 лет И.А.Крылову басни Россия 2.0 учёные и дворянство Инфонарод

1279
* количество прочтений.

В  80-х годах по приглашению председателя  Сибирского отделения Академии наук СССР  В. А. Коптюга в НГУ выступал профессор социологии  (год я уже не упомню, скорее всего, это был или 1988-й, или 1989 год), заведующий кафедрой социологии не то Кембриджского, не то Оксфордского университета. СССР был ещё жив. К сожалению, записей выступления я не делал, но многое запомнилось, в том числе, он говорил,  что в СССР перестройка вызовет массовые суициды, ссылался на "Самоубийства" Дюркгейма (что и произошло: Россия заняла первое место в мире по суицидам).

Ему задавали вопросы об отношении к людям науки в Великобритании, на что он сказал, что умными людьми их не считают, поскольку к умным относят тех, кто имеет  доход миллион фунтов стерлингов в год. Рассказал, как учатся дети богатых родителей, и чем занимаются студенты, в частности, студенты постоянно что-то кому-то продают: майки с наклейками и изображениями  и прочее, дети богатых приходят не за знаниями, а «потусоваться» и ведут себя так, как будто они и есть хозяева, а преподаватели - их обслуга.

Рассказал, что своему сыну он не смог дать образование, в том же вузе, где работает,  так как не смог оплатить за учёбу,  оплатил в другом, кажется, Массачусетском технологическом.  

Как я понял, он сочувствовал учёным в СССР, и не только учёным, так как  предполагал, что будет в результате перестройки в России.

Рассказал, что в Англии любят школы и прочие учебные заведения  называть в честь зверей, как, например,  по новой моде это сделала в перестройку гимназия  № 6, бывшая 204-я школа  Академгородка, назвав себя «Горностаем», поскольку в перестройку установила связи с Великобританией.

Говоря о животных,  упомянул, что в Великобритании много  людей из рода «хорьков», «лисиц» и прочих…   Себя он причислил к немногочисленному семейству «бобров» – тружеников, как я понял, вполне справедливо.

Впрочем, по этому пути пошла и партия ЕР, выбрав символом медведя. То же произошло с родами войск  в армии. Прошло расчеловечивание социума по западной модели, во главе с партией власти.

Почему я это вспомнил? Возможно, прочитав эту статью, вы сможете получить ответ на этот вопрос…

Читая материалы  разных сайтов про Ивана Андреевича Крылова, я решил представить  в этой статье материалы, с моей точки зрения, интересные, согласившись с автором из РГ («Российская газета»), который справедливо заметил, что юбилей  нашего баснописца - в этом году ему  250 лет -  предпочли не заметить.

Заметим, в России сейчас это норма.  В 2016 году, к примеру,  не заметили юбилейную дату рождения М . В. Ломоносова. 

Поскольку нас ведут в звериное общество со звериными символами, то, вероятно, и юбилеи не стоит замечать, по мнению тех, кто туда ведёт.

Басни Крылова более  чем актуальны, в них столько аллегорий на примере "царства животных"...  и все они вполне угадываются в современном обществе современной России. И не только России, но и стран, с которых Россия стала активно брать  пример,  рьяно перестраивая  жизнь на звериный лад.  Христианством, о котором вещают с  телеэкранов  в России, во внутренней политике пока и не пахнет, а вот зверинцем несёт отовсюду.

Итак, интересные,  с моей точки зрения, материалы, которые многие могли и не читать. Одна статья из РГ, остальные материалы  с сайта Викентьева.

"Учёный человек, в глазах их, не что иное, как дурак, поставляющий в том только своё благополучие, чтоб перебирать беспрестанно множество сшитых и склеенных лоскутков бумаги. «Какое удовольствие, - говорят они, - сидеть запершись одному в кабинете, как медведю в своей берлоге? Зрение наслаждается ли таким же удовольствием при рассматривании библиотеки, как и при воззрении на прелести пригожей женщины? Вкус может ли равно удовольствован быть чтением книг, как шампанским и бургонским вином?Осязание бумаги с такою ли приятностию поражает наши чувства, как прикосновение к нежной руке какой красавицы? Слух равное ли ощущает удовольствие от звука ударяющихся математических инструментов, как от приятного согласия оперного оркестра? Чернила и песок такое же ли испускают благовоние, как душистая наша пудра и помада? Какую скучную жизнь провождают учёные! Возможно ли, чтобы человек, для приобретения о всем бесполезных в общежитии знаний, жертвовал для них своим покоем и весёлостями»."...

"Дворянин, живущий в городе и следующий по стопам нынешних модных вертопрахов, не лучше рассуждает о науках: хотя и не презирает он их совершенно, однакож почитает за вздорные и совсем за бесполезные познания. «Неужели, - говорит он, - должен я ломать голову, занимаяся сими глупостями, которые не принесут мне никакой прибыли? К чему полезна философия? Ни к чему более, как только что упражняющихся в оной глупцов претворяет в совершенных дураков.Разбогател ли хотя один учёный от своей учёности? Наслаждается ли он лучшим здоровьем, нежели прочие? - Совсем нет! Учёные и философы таскаются иногда по миру; они подвержены многим болезням, по причине чрезмерного их прилежания; зарывшись в книгах, провождают они целые дни безвыходно в своих кабинетах и, наконец, после тяжких трудов, живучи во всю свою жизнь в бедности, умирают таковыми же. Куда какое завидное состояние!

Поистине, надобно сойтить с ума, чтоб им последовать. Пусть господа учёные насыщают желудки свои зелёными лаврами и утоляют жажду струями Иппокрены (Источник, который - по преданию древних греков - забил из горы после удара копытом крылатого коня Пегаса и считавшийся источником вдохновения для муз – Прим. И.Л. Викентьева); что до меня касается, я не привык к их учёной пище. Стол, уставленный множеством блюд с хорошим кушаньем, и несколько бутылок бургонского вина несравненно для меня приятнее. Встав из-за стола, спешу я, как наискорее заняться другими весёлостями: лечу на бал, иногда бегу в театр, после в маскарад; и во всех сих местах пою, танцую, резвлюсь, кричу и всеми силами стараюсь, чтобы, ни о чём не помышляя, упражняться единственно в забавах».

 

Вот, премудрый Маликульмульк, каким образом рассуждает о науках большая часть дворян"

И.А.Крылов

 

13.01.2019 08:50

"Не рассказывайте нам басни!.."

О 250-летии Ивана Андреевича Крылова, кажется, забыли

Текст: Дмитрий Шеваров

 

Один старый ленинградец вспоминал, как в июне 1944 года он шел через Летний сад и увидел, как с памятника Крылову рабочие снимают деревянный футляр, под которым баснописец сидел с осени 1941 года. "Рядом бегали дети в венках из одуванчиков. На крыловском халате играли солнечные блики. Я всю войну не плакал, а тут..."

 

Укрытый январским снегом памятник Ивану Андреевичу Крылову ни Патриарших прудах в Москве.Фото: Виктор Гусейнов/Комсомольская правда

 

Кажется, что Иван Андреевич Крылов всегда был не только в нашей литературе, но и в русской жизни.

Благодушный толстяк, дедушка Крылов - как же он забавлял нас в начальной школе своими баснями о зверушках! Разве мы могли догадаться, что за масками зверей прячутся самые несимпатичные стороны грешной человеческой души?

Какое это вообще недоразумение: отнести Крылова с его сложными гротескными образами и жесткой сатирой к детской литературе! Но, наверное, так удобнее взрослым. Правда глаза колет. Может, поэтому и не слышно пока о подготовке к юбилею великого мудреца? Впрочем, ожидаются небольшие выставки в Третьяковской галерее и Государственном музее А.С. Пушкина в Москве.

Крылов был не только мудрый, но добрый, чистый человек. Не напиши Иван Андреевич свои 236 басен - он и без них остался бы в истории русской словесности. Ведь, быть может, лучшее произведение Крылова - это жизнь Ивана Андреевича. Причем к его написанию он не приложил никаких усилий. Жил, почти не сдвигаясь с места. Не попадал в приключения, не сидел в темнице, не стрелялся на дуэлях и крайне неохотно волочился за барышнями.

Казалось бы, и рассказать-то об Иване Андреевиче нечего. По счастью, приятели и знакомые Крылова понимали, что имеют дело с незаурядной личностью, и оставили о нем свои воспоминания.

Пушкин ловил каждое слово Ивана Андреевича, записывал его рассказы о пугачевщине. Отец баснописца, скромный армейский офицер, участвовал в подавлении восстания, а малолетний Крылов в это время находился с матерью в осажденном Оренбурге.

Из пушкинских материалов к "Истории Пугачева": "Так как чин капитана в Яицкой крепости был заметен, то найдено было в бумагах Пугачева в расписании, кого на какой улице повесить, и имя Крыловой с ее сыном..."

При всей своей легендарной лености Крылов всегда оказывался свидетелем самых ярких исторических событий. 14 декабря 1825 года Иван Андреевич был на Сенатской площади и, не смущаясь опасностью, переживал все происходящее. Ему кричали: "Иван Андреевич, уходите, пожалуйста, скорей!" Но Крылов под залпы орудий пробрался к самому каре восставших и успел погрозить своей неизменной палкой Вильгельму Кюхельбекеру, которого знал еще мальчишкой.

Потом в Читинском остроге Кюхельбекер запишет в дневнике: "Странно бы было говорить, что Крылова басни прекрасны: это все равно, что рассказывать за новость о белизне снега..."

Басня Крылова

Мешок

В прихожей на полу,
В углу,
Пустой мешок валялся.
У самых низких слуг
Он на обтирку ног нередко помыкался;
Как вдруг
Мешок наш в честь попался
И весь червонцами набит,
В окованном ларце
в сохранности лежит.
Хозяин сам его лелеет,
И бережет Мешок он так,
Что на него никак
Ни ветер не пахнет, ни муха
сесть не смеет;
А сверх того с Мешком
Весь город стал знаком.
Приятель ли к хозяину приходит:
Охотно о Мешке речь ласкову заводит;
А ежели Мешок открыт,
То всякий на него умильно так глядит;
Когда же кто к нему подсядет,
То верно уж его потреплет иль погладит.
Увидя, что у всех он стал в такой чести,
Мешок завеличался,
Заумничал, зазнался,
Мешок заговорил и начал вздор нести;
О всем и рядит он и судит:
И то не так,
И тот дурак,
И из того-то худо будет.
Все только слушают его, разинув рот;
Хоть он такую дичь несет,
Что уши вянут:
Но у людей, к несчастью, тот порок,
Что им с червонцами Мешок
Что ни скажи, всему дивиться станут.
Но долго ль был Мешок в чести
и слыл с умом,
И долго ли его ласкали?
Пока все из него червонцы потаскали;
А там он выброшен, и слуху нет о нём...

Басни о Крылове

Он был чрезвычайно сильного сложения и щеголял здоровьем. Ходил купаться в канал, омывающий Летний сад. Купался весь сентябрь и октябрь, а когда в ноябре канал покрывался льдом, Крылов одним скачком проламывал лед, продолжая купаться до сильных морозов.

Раз он шел по Невскому, что была редкость, и встречает императора Николая I, который, увидя его издали, ему закричал: "Ба, ба, ба, Иван Андреевич, что за чудеса - встречаю тебя на Невском. Куда идешь? Мы так давно с тобою не видались". - "Я и сам, государь, так же думаю: кажется, живем довольно близко, а не видимся".

Однажды Крылов уснул в самый разгар литературной беседы. Зашел спор о Пушкине и его таланте. Заслышав, как кто-то вопросил "Что же такое Пушкин?!", Крылов проговорил: "Гений!" - и опять уснул..."

Конкурс

А вы, друзья, как ни садитесь... Ты виноват уж тем...

Вcе мы помним окончания этих строк. Времена меняются - а басням нипочем. Они по-прежнему про нас.

Давайте вместе проверим?

Запишите на видео одну из басен Крылова, и мы сложим новую видеокнигу - такую же, как из "Евгения Онегина". "Онегин", конечно, "энциклопедия русской жизни". А басни Крылова просто сама жизнь.

Загрузите до 31 января (23:55) 2019 года свой ролик на YouTube с хештегами #басниКрылова, #Крылов250, #читаембасни, #читаемКрылова. Формат видео - горизонтальный. Также можно выложить ролик в социальные сети с указанными хештегами.

Подробности - на сайте ГодЛитературы.РФ.

Дата

250 лет назад, 13 февраля 1769 года, в Москве родился Иван Андреевич Крылов.

Пишите Дмитрию Шеварову: dmitri.shevarov@yandex.ru

Литература Басни Крылова. Прочитаем вместе Календарь поэзии

https://rg.ru/2019/01/10/o-250-letii-ivana-andreevicha-krylova-kazhetsia-zabyli.html

  

Отношение к ученым и наукам у дворян в России по оценке И.А. Крылова

 

«Когда воображаю я, мудрый и учёный Маликульмульк, что человек ничем другим не отличается столько от прочих творений, как великостию своей души, приобретаемыми познаниями и употреблением в пользу тех дарований, коими небо его одарило, тогда, обратя взор мой на жилище смертных, с сожалением вижу, что поверхность обитаемого ими земного шара удручается множеством таких людей, коих бытие как для них самих, так и для общества совершенно бесполезно и кои не только не вменяют в бесчестие слыть тунеядцами, но, по странному некоему предубеждению, почитают праздность, презрение наук и невежество наилучшими доказательствами превосходства человеческого.

Деревенский дворянин, который провождает всю свою жизнь, гоняясь целую неделю по полям с собаками, а по воскресным дням напиваясь пьян с приходским своим священником, почёл бы обесчещенным благородство древней своей фамилии, если б занялся когда чтением какой нравоучительной книги, ибо с великим трудом едва научился он разбирать и календарные знаки. Науки почитает он совсем несвойственным для благородных людей упражнением; главнейшее же их преимущество поставляет в том, чтоб повторять часто с надменностию сии слова: мои деревни, мои крестьяне, мои собаки и прочее сему подобное.

Он думает, что исполняет тогда совершенно долг дворянина, когда, целый день гоняясь за зайцами, возвращается к вечеру домой и рассказывает с восторгом о тех неисповедимых чудесах, которые наделали в тот день любимые его собаки, - словом, ежедневное его упражнение состоит в том, что он пьёт, ест, спит и ездит с собаками.

Дворянин, живущий в городе и следующий по стопам нынешних модных вертопрахов, не лучше рассуждает о науках: хотя и не презирает он их совершенно, однакож почитает за вздорные и совсем за бесполезные познания. «Неужели, - говорит он, - должен я ломать голову, занимаяся сими глупостями, которые не принесут мне никакой прибыли? К чему полезна философия? Ни к чему более, как только что упражняющихся в оной глупцов претворяет в совершенных дураков. Разбогател ли хотя один учёный от своей учёности? Наслаждается ли он лучшим здоровьем, нежели прочие? - Совсем нет! Учёные и философы таскаются иногда по миру; они подвержены многим болезням, по причине чрезмерного их прилежания; зарывшись в книгах, провождают они целые дни безвыходно в своих кабинетах и, наконец, после тяжких трудов, живучи во всю свою жизнь в бедности, умирают таковыми же. Куда какое завидное состояние!

Поистине, надобно сойтить с ума, чтоб им последовать. Пусть господа учёные насыщают желудки свои зелёными лаврами и утоляют жажду струями Иппокрены (Источник, который - по преданию древних греков - забил из горы после удара копытом крылатого коня Пегаса и считавшийся источником вдохновения для муз – Прим. И.Л. Викентьева); что до меня касается, я не привык к их учёной пище. Стол, уставленный множеством блюд с хорошим кушаньем, и несколько бутылок бургонского вина несравненно для меня приятнее. Встав из-за стола, спешу я, как наискорее заняться другими весёлостями: лечу на бал, иногда бегу в театр, после в маскарад; и во всех сих местах пою, танцую, резвлюсь, кричу и всеми силами стараюсь, чтобы, ни о чём не помышляя, упражняться единственно в забавах».

Вот, премудрый Маликульмульк, каким образом рассуждает о науках большая часть дворян. […]

Если дворяне, праздно живущие в деревнях и следующие модам нынешнего света, будучи предубеждены в пользу своего невежества, мыслят столь низко и столь несвойственно с званием своим о науках, то и служащие в военной службе иногда подвержены бывают равному заблуждению. Жизнь сих людей в мирное время протекает в различных шалостях и совершенной праздности: биллиард, карты, пунш и волокитство за пригожими женщинами, - вот лучшее упражнение большей части офицеров.

Учёный человек, в глазах их, не что иное, как дурак, поставляющий в том только своё благополучие, чтоб перебирать беспрестанно множество сшитых и склеенных лоскутков бумаги. «Какое удовольствие, - говорят они, - сидеть запершись одному в кабинете, как медведю в своей берлоге? Зрение наслаждается ли таким же удовольствием при рассматривании библиотеки, как и при воззрении на прелести пригожей женщины? Вкус может ли равно удовольствован быть чтением книг, как шампанским и бургонским вином? Осязание бумаги с такою ли приятностию поражает наши чувства, как прикосновение к нежной руке какой красавицы? Слух равное ли ощущает удовольствие от звука ударяющихся математических инструментов, как от приятного согласия оперного оркестра? Чернила и песок такое же ли испускают благовоние, как душистая наша пудра и помада? Какую скучную жизнь провождают учёные! Возможно ли, чтобы человек, для приобретения о всем бесполезных в общежитии знаний, жертвовал для них своим покоем и весёлостями».

Так рассуждает пустоголовый офицер, превозносящийся своим Невежеством».

Крылов И.А., ПИСЬМО VIII: От сильфа Световида к волшебнику Маликульмульку, в Сб.: Книжные страсти. Сатирические произведения русский и советских писателей о книгах и книжниках / Состав.: А.В. Блюм, М., «Книга», 1987 г., с. 25-29

https://vikent.ru/enc/7449/

 

Крылов Иван Андреевич

1769 год

1844 год

Россия (СССР)

Русский литератор, наиболее известный как баснописец, написавший 205 басен.

 

Иван Крылов не получил хорошего образования, но с самого детства много читал, занимался самообразованием и овладел французским, английским, итальянским, древнегреческим языками (последним – на спор в 50 лет).

В молодости «... средства для существования начала приносить ему карточная игра, в которой он оказался величайшим и дерзким мастером (а говорят, и фокусником). Гастроли Крыловазапомнили в Москве, Нижнем Новгороде, Ярославле, Тамбове, Киеве, Могилёве, Серпухове, Туле. 

В конце концов, карты, наверное, и сгубили бы его, но в начале 1797 года он близко подружился с князем С.Ф. Голицыным. Князь предложил Крылову занять место его личного секретаря и домашнего учителя. Теперь Крылов много времени проводил в имении князя - селе Казацком Киевской губернии. Владея несколькими языками, он обучал сыновей князя языкам и словесности, играл на музыкальных инструментах. Специально для домашнего театра Голицыных Крылов написал шутовскую трагедию «Трумф, или Подщипа» и сам сыграл в ней роль Трумфа - наглого немецкого принца.

11 марта 1801 года в России произошёл дворцовый переворот: император Павел I был задушен, на престол вступил Александр I

Князь Голицын, пользовавшийся доверием нового царя, был назначен лифляндским генерал-губернатором, а его секретарь произведён в правители канцелярии. Два года Крылов прослужил в Риге, а осенью 1803 года переехал в Серпухов к своему брату Льву Андреевичу - офицеру Орловского мушкетерского полка. Тогда же в Петербурге впервые была поставлена на сцене пьеса Крылова - «Пирог».

Этот успех позволил Крылову вернуться к литературе. Появились его пьесы «Модная лавка», «Лентяй», а дружба с баснописцем Дмитриевым подтолкнула к переводу некоторых басен Лафонтена.  

В конце концов, Крылов вернулся в Петербург и навсегда в нём обосновался, сняв квартиру в доме А.Н. Оленина».

Прашкевич Г.М., Самые знаменитые поэты России, «Вече», 2001 г., с.  23-24.

В «Северной пчеле» (в 1846 году – Прим. И.Л. Викентьева) помещено любопытное воспоминанье современника: «Знаменитый наш баснописец Крылов принадлежит особенно нашей Твери: здесь он воспитывался и провёл первые годы своей юности; здесь он начал своё гражданское служение. Я застал ещё в Твери одного старика, его бывшего школьного товарища. Он передал мне об юноше Крылове, что мог заметить особенно замечательного в его характере. «Иван Андреевич, - рассказывал он между прочим, - посещал с особенным удовольствием народные сборища, торговые площади, качели и кулачные бои, где толкался между пестрою толпою, прислушиваясь с жадностью к речам простолюдинов. Нередко сиживал он по целым часам на берегу Волги, против плотомоек, и, когда возвращался к своим товарищам, передавал им знакомые анекдоты и поговорки, которые уловил из уст словоохотливых прачек, сходившихся на реку с разных концов города из дома богатого и бедного».

 

Шагинян М.С., И.А. Крылов / Собрание сочинений в 9-ти томах, Том 7, М., «Художественная литература», 1974 г., с. 49.

«…Крылов переводил на русский басни Лафонтена, их чуть-чуть естественно переделывая, так как он представлял правильнее и нужнее. Его басни были полезны, они давали пример поведения, они давали анализ происходящего, они были аллегоричны, символичны, они были прекрасны! Они были понятны людям сравнительно простым - а в то же время их можно было читать и людям образованным».

Веллер М.И., Эстетика энергоэволюционизма, М., «Аст», 2010 г., с. 256.

 

С 1812 по 1841 год И.А. Крылов служил в Императорской Публичной библиотеке, где занимался каталогизацией книг. Здесь он впервые в России применил шифры для указания места книги в хранилище.

«Он славился своёй ленью, неряшливостью, хорошим аппетитом, проницательностью и лукавым умом. Его грузная фигура была непременной принадлежностью петербургских гостиных, где он просиживал целые вечера, не открывая рта, полуприкрыв свои маленькие глазки или уставясь в пустоту. Но чаще всего он дремал в кресле, выражая всем своим видом скуку и полнейшее равнодушие ко всему, что его окружало. 
Басни Крылова состоят из девяти книг. Большая часть их написана между 1810 и 1820 гг.: после этого продуктивность баснописца стала иссякать и он писал только изредка. 
Басни его с самого начала получили всеобщее единодушное признание; после первых нескольких лет их уже не критиковали. Ими одинаково восхищались и самые культурные критики, и самые безграмотные невежды. 
На всём протяжении XIX века Басни Крылова были самой ходкой книгой; количество проданных экземпляров уже не подсчитать, но оно, безусловно, превышало миллион
Огромная популярность Крылова объяснялась и его материалом, и его художественной манерой. Взгляды Крылова-баснописца представляли взгляды, вероятно, наиболее типичные для великоросса низшего или среднего класса. Основываются эти взгляды на здравом смысле. Добродетель, которую он почитает превыше всего, есть умелость и ловкость. Пороки, которые он всего охотнее осмеивает, - самодовольная бездарность и заносчивая глупость. Как типичный философ среднего класса, каким он и был, Крылов не верит ни в большие слова, ни в высокие идеалы. Интеллектуальному честолюбию он не сочувствовал, и в его жизненной философии немало обывательской инертности и лени. 
Она чрезвычайно консервативна; самые ядовитые стрелы Крылова были нацелены на новомодно прогрессивные идеи. Но его здравый смысл не мог мириться с нелепостями и бездарностью высших классов и власть имущих. Его сатира улыбчива. Его оружие - осмеяние, не негодование, но это оружие острое и сильное, которое может больно задеть свою жертву».

 

Святополк-Мирский Д.П., История русской литературы с древнейших времён по 1925 год, Новосибирск, «Свиньин и сыновья», 2007 г., с. 126-127.

«Я читаю вслух басню «Сочинитель и Разбойник». Вкратце она выглядит так: Сочинитель и Разбойник на том свете жарятся в адских котлах. Век от века под Разбойником огонь утихает и наконец гаснет совсем, а под Сочинителем в те же столетия огонь разгорается всё жарче и жарче. Сочинитель сетует на это обстоятельство и вопрошает Мегеру: за что такая несправедливость? Разбойник убивал людей, а он?.. И получает весьма вразумительный ответ:

...И ты ль с Разбойником себя равняешь? 
Перед тобой ничто его вина. 
По лютости своей и злости он вреден был, 
Пока лишь жил;
А ты... Уже твои давно истлели кости,
А солнце разу не взойдёт,
Чтоб новых от тебя не осветило бед,
Твоих творений яд не только не слабеет,
Но разливается, век от веку лютеет...
Не ты ль в обманчивый, в прелестный вид облёк
И страсти, и порок?
И вон опоена твоим ученьем
Там целая страна
Убийствами и грабежами
Раздорами и мятежами
И до погибели доведена тобой!
В ней каждой капли слёз и крови - ты виной.
И смел ты на богов хулой вооружиться?
А сколько впредь ещё родится
От книг твоих на свете зол!
Терпи ж; здесь по делам тебе и казни мера!» -
Сказала гневная Мегера
И крышкою захлопнула котёл»

Розов В.С., Удивление перед жизнью, М., «Вагриус», 2000 г., с. 8.

https://vikent.ru/author/1617/

 

 

XIV

СОЧИНИТЕЛЬ И РАЗБОЙНИК

В жилище мрачное теней
На суд предстали пред судей
В один и тот же час: Грабитель
(Он по большим дорогам разбивал,
И в петлю, наконец, попал);

 

Другой был славою покрытый Сочинитель:
Он тонкий разливал в своих твореньях яд,
Вселял безверие, укоренял разврат,
Был, как Сирена, сладкогласен,

 

И, как Сирена, был опасен.
В аду обряд судебный скор;
Нет проволочек бесполезных:
В минуту сделан приговор.
На страшных двух цепях железных
Повешены больших чугунных два котла:
В них виноватых рассадили,
Дров под Разбойника большой костер взвалили;
Сама Мегера их зажгла
И развела такой ужасный пламень,

 

Что трескаться стал в сводах адских камень.
Суд к Сочинителю, казалось, был не строг;

 

Под ним сперва чуть тлелся огонек;
Но там, чем далее, тем боле разгорался.
Вот веки протекли, огонь не унимался.
Уж под Разбойником давно костер погас:
Под Сочинителем он злей с часу́ на час.
Не видя облегченья,
Писатель, наконец, кричит среди мученья,
Что справедливости в богах нимало нет;

 

Что славой он наполнил свет
И ежели писал немножко вольно,
То слишком уж за то наказан больно;
Что он не думал быть Разбойника грешней.
Тут перед ним, во всей красе своей,
С шипящими между волос змеями,
С кровавыми в руках бичами,
Из адских трех сестер явилася одна.
«Несчастный!» говорит она:
«Ты ль Провидению пеняешь?

 

И ты ль с Разбойником себя равняешь?
Перед твоей ничто его вина.
По лютости своей и злости,
Он вреден был,
Пока лишь жил;
А ты... уже твои давно истлели кости,
А солнце разу не взойдет,
Чтоб новых от тебя не осветило бед.
Твоих творений яд не только не слабеет,
Но, разливаяся, век-от-веку лютеет.

 

Смотри (тут свет ему узреть она дала),
Смотри на злые все дела
И на несчастия, которых ты виною!
Вон дети, стыд своих семей,— 
Отчаянье отцов и матерей:
Кем ум и сердце в них отравлены?— тобою.
Кто, осмеяв, как детские мечты,
Супружество, начальства, власти,
Им причитал в вину людские все напасти
И связи общества рвался расторгнуть?— ты.

 

Не ты ли величал безверье просвещеньем?
Не ты ль в приманчивый, в прелестный вид облек
И страсти и порок?

И вон опоена твоим ученьем,
Там целая страна
Полна
Убийствами и грабежами,
Раздорами и мятежами
И до погибели доведена тобой!
В ней каждой капли слез и крови — ты виной.

 

И смел ты на богов хулой вооружиться?
А сколько впредь еще родится
От книг твоих на свете зол!
Терпи ж; здесь по делам тебе и казни мера!»
Сказала гневная Мегера — 
И крышкою захлопнула котел.

 

 

Квартет

 

Проказница Мартышка,

Осел,

Козел

Да косолапый Мишка

Затеяли сыграть Квартет.

Достали нот, баса, альта, две скрипки

И сели на лужок под липки, -

Пленять своим искусством свет.

Ударили в смычки, дерут, а толку нет.

"Стой, братцы, стой! - кричит Мартышка. - Погодите!

Как музыке идти? Ведь вы не так сидите.

Ты с басом, Мишенька, садись против альта,

Я, прима, сяду против вторы;

Тогда пойдет уж музыка не та:

У нас запляшут лес и горы!"

Расселись, начали Квартет;

Он все-таки на лад нейдет.

"Постойте ж, я сыскал секрет! -

Кричит Осел, - мы, верно, уж поладим,

Коль рядом сядем".

Послушались Осла: уселись чинно в ряд;

А все-таки Квартет нейдет на лад.

Вот пуще прежнего пошли у них разборы

И споры,

Кому и как сидеть.

Случилось Соловью на шум их прилететь.

Тут с просьбой все к нему, чтоб их решить сомненье.

"Пожалуй, - говорят, - возьми на час терпенье,

Чтобы Квартет в порядок наш привесть:

И ноты есть у нас, и инструменты есть,

Скажи лишь, как нам сесть!"

"Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье

И уши ваших понежней, -

Им отвечает Соловей, -

А вы, друзья, как ни садитесь,

Всё в музыканты не годитесь".

 

 

Запустите волну сарафанного радио:

54 человек готовы участвовать в продвижении публикации, но ждут Вашего решения. (присоединиться)

сарафанных баллов

У нас не ставят лайков, мы выражаем признательность автору иначе! Каждый сарафанный балл, который Вы перечислите на баланс публикации, превратится в одного уникального читателя. Члены сообщества ИнфоНарод.РФ зарабатывают сарафанные баллы тем, что распространяют публикации. А в будущем, они так же вкладывают баллы в распространение других публикаций. Будьте ответственны! Не помогайте публикациям продвигаться, если они негативно влияют на окружающий мир. И наоборот, помогайте, если они направлены на развитие общества!

Зарегистрируйтесь в системе ИнфоНарод.РФ, чтобы продвигать публикации.

Раздел комментариев к данной публикации:


Фотография пользователя
Автор комментария: Борис Алексеевич Сысоев
Дата публикации: 19/02/2019 (12:43)

"Вам пояснить рассказ мой я готов:
Не так ли многие, хоть стыдно им признаться,
С умом людей – боятся
И терпят при себе охотней дураков? "

( И.А.Крылов из басни Бритвы)

 

"Мне хочется, невеждам не во гнев,

Весьма старинное напомнить мненье:

Что если голова пуста,

То голове ума не придадут места."

(Из Басни Парнас И.А.Крылова)

 

Парнас (Когда из Греции вон выгнали богов…)

 

Когда из Греции вон выгнали богов

И по мирянам их делить поместья стали,

Кому-то и Парнас тогда отмежевали;

Хозяин новый стал пасти на нем Ослов,

Ослы, не знаю как-то знали,

Что прежде Музы тут живали,

И говорят: "Недаром нас

Пригнали на Парнас:

Знать, Музы свету надоели,

И хочет он, чтоб мы здесь пели".

"Смотрите же, - кричит один, - не унывай!

Я затяну, а вы не отставай!

Друзья, робеть не надо!

Прославим наше стадо

И громче девяти сестер

Подымем музыку и свой составим хор!

А чтобы нашего не сбили с толку братства,

То заведем такой порядок мы у нас:

Коль нет в чьем голосе ослиного приятства,

Не принимать тех на Парнас".

Одобрили Ослы ослово

Красно-хитро-сплетенно слово:

И новый хор певцов такую дичь занес,

Как будто тронулся обоз,

В котором тысяча немазаных колес.

Но чем окончилось разно-красиво пенье?

Хозяин, потеряв терпенье,

Их всех загнал с Парнаса в хлев.

 

Мне хочется, невеждам не во гнев,

Весьма старинное напомнить мненье:

Что если голова пуста,

То голове ума не придадут места.

 

Басня Бритвы

 

 

 

С знакомцем съехавшись однажды я в дороге,
С ним вместе на одном ночлеге ночевал.
Поутру, чуть лишь я глаза продрал,
И что же узнаю? – Приятель мой в тревоге:
Вчера заснули мы меж шуток, без забот;
Теперь я слушаю – приятель стал не тот.
То вскрикнет он, то охнет, то вздохнёт. 

«Что сделалось с тобой, мой милый?.. Я надеюсь,
Не болен ты». – «Ох! ничего: я бреюсь».
«Как! только?» Тут я встал – гляжу: проказник мой
У зеркала сквозь слез так кисло морщит рожу.
Как будто бы с него содрать сбирались кожу.
Узнавши, наконец, вину беды такой,
«Что дива? – я сказал, – ты сам себя тиранишь.
Пожалуй, посмотри:
Ведь у тебя не Бритвы – косари;
Не бриться – мучиться ты только с ними станешь». 

«Ох, братец, признаюсь,
Что Бритвы очень тупы!
Как этого не знать? Ведь мы не так уж глупы;
Да острыми-то я порезаться боюсь».
«А я, мой друг, тебя уверить смею,
Что Бритвою тупой изрежешься скорей,
А острою обреешься верней:
Умей владеть лишь ею».

Вам пояснить рассказ мой я готов:
Не так ли многие, хоть стыдно им признаться,
С умом людей – боятся
И терпят при себе охотней дураков? *

Напечатана басня в 1828 г.

 



Image CAPTCHA

Логотип

Смятое время... Смятые судьбы...

Россия не успевала пожить нормально, как вслед за одним потрясение шло другое, время сминалось, судьбы сминались и жизнь людей напоминала смятую бумагу, только только она начинала расправляться новые обстоятельства опять её деформировали.


@

Модераторы содержания канала: Борис Алексеевич Сысоев; Марина Петровна Кузьмина;
Дата создания: 01.11.2015 (00:26)