Инженер Матэри и купол "Сибирского Колизея"

Предложил(а) публикацию: Чибряков Геннадий Григорьевич
Оформил и опубликовал(а): Борис Алексеевич Сысоев
Дата публикации: 25.12.2015 (01:55)

Информация помечена тегами:

Новосибирский театр оперы и балета НГАТОиБ Новосибирск Б.Ф. Матэри Г.Г. Чибряков Инфонарод

5086
* количество прочтений.

 

ИНЖЕНЕР МАТЭРИ И КУПОЛ «СИБИРСКОГО КОЛИЗЕЯ»

14 ноября с.г. в передаче об открытии 71-го сезона НГАТОиБ в информации об этом событии по каналу НТВ была допущена ошибка. Было сообщено, что на мемориальной доске, располагаемой на колонне главного портика Новосибирского театра оперы и балета, появилась фамилия инженера А.С.Полыгалина - автора купола над зрительным залом театра. В опровержение сказанному публикуем документальное доказательство того, что автором уникального купола является Борис Фердинандович Матэри, создавший это творение ХХ века под научным руководством профессора П.Л. Пастернака.

«Я глубоко убежден в неограниченных возможностях бетона».
                                                                                                             О.Нимейер

 

Когда летом 1932 года на первой выставке советской архитектуры за рубежом в Праге, Берлине, а затем в Париже был показан макет строящегося в Новосибирске самого большого в мире Театра оперы и балета (первоначально он назывался Домом Науки и Культуры), зарубежная пресса отмечала, что эта крупнейшая стройка является образцом строительства на периферии в СССР, а ее огромный купол превосходит по размерам купол Римского Пантеона. Много восторженных отзывов иностранной печати было в адрес нашего города. Новосибирск называли «Сибчикаго», а строящийся театр «Сибирским Колизеем».

В 1925-32 гг. советские ученые: профессора В.М. Келдыш, А.А. Гвоздев, Б.М. Жемочкин, А.Ф. Лолейт, П.Л. Пастернак и другие разработали новые методы расчета сложных пространственных железобетонных конструкций, которые позволили построить в то время ряд уникальных общественных и промышленных комплексов. Среди них непременно следует назвать самый большой в мире тех лет тонкостенный гладкий купол Новосибирского Театра оперы и балета. Конструкцию сферической оболочки диаметром около 60 метров и способ ее возведения разработал в 1930-32 гг. молодой инженер Б.Ф. Матэри по идее и под руководством професссора П.А. Пастернака(1).

Борис Фердинандович Матэри не думал о славе, жил интересно, увлеченно, честно. Вместе с огромным трудом пришли к нему признание и почет - у жизни свои законы. А трудовая его жизнь начиналась обычно. Он родился в семье железнодорожного служащего в Новороссийске, но большую часть детства и юности провел в Тамбове. Там он успешно закончил реальное училище и в 1920 году поступил на гидротехническое отделение строительного техникума.

Получив в семье хорошее воспитание, развитое чувство ответственности за поступки и честное отношение к труду, он в 1923 году с отличием окончил техникум и по решению квалификационной комиссии получил ходатайство в Наркомат о выдаче ему путевки в строительный ВУЗ. Осенью того же года он был зачислен на первый курс Московского института гражданских инженеров, который в 1924 г был переименован в строительный факультет Московского высшего технического училища им. Баумана.

Страна еще не оправилась после Гражданской войны и не ликвидировала разруху во всех отраслях хозяйства, и поэтому первые годы учёбы были тяжеловатыми. Студенты по 20-30 человек жили в малоблагоустроенном общежитии у Петровских ворот. На лекции в плохо отапливаемые аудитории как студенты, так и преподаватели являлись в теплых пальто. Многие студенты МВТУ тех лет долго вспоминали, как курс железобетона им вдохновенно читал знаменитый Лолейт, как маленький француз-профессор метался по кафедре в длинной шубе, увлекая их в мир науки. Больше всего он желал, чтобы его студенты в будущем стали творцами. Сам ученый сделал огромный вклад в распространение железобетона в России, а разработанные им в 30-е годы положения новой теории расчета изгибаемых и центрально-сжатых железобетонных элементов по разрушающим нагрузкам снискали ему международную известность.

Тяжелыми были у студентов и бытовые условия. Вместо стипендии им раз в месяц выдавался паек, состоящий из селедки, подсолнечного масла, муки и сахара, а студенческих столовых тогда еще не было. Успевающим студентам дополнительно к пайкам выдавали талоны в закусочные, которые в Москве с помощью общественности организовал папа Римский. Это были необычные пункты питания - в них выдавалась только тарелка молочной лапши либо рисовой каши и стакан какао. Студенты, испытывая нужду, подрабатывали на разгрузке барж на Москве-реке или трудились на железнодорожных вокзалах. Студенты МВТУ жили дружно и весело. Они посещали публичные лекции известных ученых Москвы, знакомились с музеями и различными выставками. Особенно запомнились будущему инженеру Б. Матэри открытые диспуты на религиозные темы между А.В. Луначарским и митрополитов Введенским.

Экономическое положение студентов быстро улучшалось. Уже в 1925 году при училище открылась столовая, и всем успевающим студентам назначили стипендию. Сытный обед стоил 15 копеек, разрешалось с неограниченным количеством хлеба напиться чая. В общежитиях также был наведен должный порядок. Согласно новому правилу расселения, в комнатах стало проживать не более 4 человек.

Гордостью студентов МВТУ им. Баумана были широко известные профессора: доктора технических наук Лолейт, Стрелецкий, Вешков, Келдыш, Филоненко-Бородич, Реформатский и многие другие. Практические занятия в группах вели тогда еще ассистенты, но ставшие впоследствии выдающимися учеными, Рабинович, Гвоздев и другие.

Московское высшее техническое училище имени Баумана уже в то время считалось одним из ведущих вузов страны, и хорошей традицией здесь были лекции перед обширной аудиторией членов правительства, ученых. Большую роль в формировании культурных, технических и политических устоев у студентов МВТУ сыграли яркие выступления А.В. Луначарского по вопросам литературы и искусства, академика А.Ф. Иоффе по ядерной физике и ее будущем и других.

В конце 1929 года Б. Матэри получил задание на разработку дипломного проекта на тему: «Железобетонный ангар для гидросамолетов с покрытием из монолитных тонкостенных железобетонных оболочек». Начался интересный и трудный процесс творчества. Отечественной литературы по этой теме практически еще не было. В основном такие сведения были лишь во французской научной литературе, а поэтому ему пришлось изучать не только техническую информацию, но и ключ к ней – французский язык. Большую помощь в решении поставленной задачи оказал ему руководитель дипломного проекта, доктор технических наук В.М. Келдыш (отец академика М.В. Келдыша) - опытный педагог и утонченный интеллигент.

После окончания высшего технического училища, когда Матэри пришел поблагодарить своего наставника, профессор не только высказал удовлетворение работой своего способного ученика, но и предложил ему потрудиться в проектной столичной конторе «Гипрострой». Он передал через Матэри рекомендательное письмо доктору технических наук П.Л. Пастернаку, который руководил тогда этой фирмой. О профессоре П.Л. Пастернаке Матэри не только много слышал лестного, но и однажды, в 1928 году, встречался с ним (после его возвращения из-за границы) на заседании ГЭК при защите дипломных проектов, когда тот, сияющий, счастливый и самоуверенный, «делал погоду» в оценке знаний за дипломные проекты выпускников МВТУ.

Длительная поездка в Швейцарию была удачной для молодого ученого. Там Пастернак окончил высшее учебное заведение, написал ряд научных трудов по теории расчетов железобетонных конструкций и защитил диссертацию. Принимая участие в работе Государственной комиссии, он был очень оживлен, задавал много вопросов, резко критиковал слабые решения и ошибки в студенческих проектах. Матэри потом вспоминал: «Первое мое впечатление о Пастернаке как о специалисте было двойственным: с одной стороны, чувствовалось, что это большой специалист, с другой – смущали его грубость и невыдержанность. Эти качества подтвердились в дальнейшем, когда я  познакомился с ним поближе». Вчерашний выпускник МВТУ, Б. Матэри с письмом от профессора В.М. Келдыша стоял перед П.Л. Пастернаком в его огромном гипростроевском кабинете.

«Работники мне нужны, - сказал ему Пастернак, - но вас я не знаю. Могу принять на должность младшего инженера с месячным испытательным сроком. Согласны - выходите завтра на работу».

Проектная фирма «Гипрострой» была одной из передовых проектных организаций в Москве. В ней выполнялись разнообразные проекты гражданских и промышленных зданий. П.Л. Пастернак для инженерно-технических работников своей организации регулярно читал лекции по строительной механике, используя в основном свои работы. Он заметил уважительное отношение к нему молодого инженера, который охотно посещал эти занятия и старательно конспектировал каждое его слово. Во время работы их беседы стали выходить за рамки текущих вопросов.

Вскоре Пастернак предложил Матэри участвовать вместе с ним в научной разработке ряда технических тем, читать лекции по железобетонным конструкциям в различных проектных организациях, а затем по совместительству осуществлять руководство по дипломному проектированию на кафедре железобетонных конструкций в МИСИ им. В.В. Куйбышева. Шло время…

После завершения проектов ряда объектов Магнитогорского металлургического комбината за Матэри закрепилась репутация ищущего, грамотного инженера, а потому ему было предложено самостоятельно разобрать индивидуальные конструкции сценической коробки Московского Театра Красной Армии. И эта работа была выполнена успешно.

Доверие крупного ученого придавало ему силы и уверенность в себе. Он все свободное время проводил за книгами, готовясь к большой работе.

В начале тридцатых годов на общесоюзной арене появился вопрос «Каким должен стать новый социалистический театр?». В прессе излагаются мнения А. Луначарского, В. Мейерхольда, Н. Охлопкова, А. Таирова и других, но представления о таком театре даже среди деятелей искусств были глубоко различными. Известные архитекторы А. Буров, А. Гринберг, Г. и М. Бархины , братья Веснины и другие разрабатывают ряд проектов театров «нового типа» для крупных городов страны, вкладывая в их противоречивый образ свое мироощущение современности.

Летом 1930 года главный художник Большого театра СССР М.И. Курилко получил заявочное свидетельство ЦБРИЗа на изобретение новой системы театра «ТЕОМАСК». Вместе с архитекторами Т.Я. Бардтом и А.З. Гринбергом он разрабатывает проект Дома Науки и Культуры (ДНК) для Новосибирска. В начале февраля 1931 года в столичном клубе театральных работников состоялось расширенное заседание комиссии по рассмотрению проекта Большого театра Сибири. Видимо, здесь было задето самолюбие московских специалистов, а поэтому их выступления вылились в эмоциональное обсуждение вопроса – "Почему самый крупный театр в мире намечается построить в небольшом сибирском городке, который еще не нанесен на многие географические карты страны, а не в Москве или Ленинграде?» Главный режиссер Большого театра СССР Лапицкий, профессор архитектуры Морковников справедливо обосновали право сибиряков иметь такой огромный театр, который должен стать своеобразным уголком Москвы в этом далеком регионе.

Заказ от новосибирцев на несущие конструкции необычного театра поступил в «Гипрострой». Долгий путь проектирования предстоял этому уникальному зданию.

«Вечерняя Москва» 30 октября 1932 г. писала о нем: «Это будет громадный дворец, один зрительный зал которого своей площадью может перекрыть площадь Моссовета и свободно вместить в себя Большой Московский театр со всеми его постройками». Вот почему контроль за его проектированием сразу возглавил Большой архитектурно-художественный совет Москвы.

С самого начала возведения Новосибирского Дома науки и культуры, Сибстрин объявил себя шефом его строительства и организовал там регулярные лекции по всем «горящим» вопросам по повышению квалификации работающих. Приведу две цифры, чтоб показать, какой дефицит на стройке составляли инженерные кадры - из 120 человек ИТР, руководящих строительством, всего трое имели высшее образование, а среди рабочих из 350 человек большинство имели образование менее 4 классов.

Большой зрительный зал театра представлялся авторами проекта круглым в плане с купольным покрытием. Статистические расчеты, конструирование и метод возведения тонкостей сферической оболочки П.Л. Пастернак поручил выполнить Б. Матэри под его непосредственным руководством.

Наконец настал тот долгожданный час для Бориса Фердинандовича, который откроет ему дорогу в бессмертие. Смелость устройства купола над «Сибирским Колизеем» усугублялась его особенностями: он совершенно свободно лежит на круговой рандбалке, связывающей внутренние стойки радиально расположенных там рам кулуаров, окружающих купол, а на протяжении около 30 метров в него врезается сценическая коробка. Диаметр купольной оболочки около 60 метров, а ее толщина была назначена инженером равной 8 см. Таких тонкостенных железобетонных оболочек в природе не существовало!

Это был самый крупный купол в мире, а первый в стране гладкий железобетонный купол, возведенный в 1928 году над Московским планетарием, имел диаметр всего 28 метров и не мог стать аналогом для этой уникальной конструкции.

Архитектурно-конструктивная основа здания, запроектированная архитектором профессором А. Г. Гринбергом, доктором технических наук, профессором П.Л. Пастернаком и инженером Б. Матэри, полностью соответствовала театру массовых действий. Спустя год после начала проектных работ на так называемой «докторской экспертизе», перед учеными Москвы убедительно прозвучал доклад инженера Б. Матэри на тему: «Конструктивное решение железобетонных конструкций Новосибирского театра и методы их возведения». Всех интересовал вопрос, какие параметры купола получены после длительной его разработки, как решены сложные конструктивные узлы сопряжений оболочки театра с конструкцией сценической коробки (впервые проектировался усеченный купол, а не симметричный), как молодой конструктор разобрался в «игре сил» в этих ранее не встречающихся конструктивных формах. После его уверенных ответов на все вопросы последовало активное обсуждение предложенного им метода возведения опалубки купола и ее демонтажа после завершения бетонных работ. Предложенный метод Матэри покорил ученых. Суть его в общих чертах сводилась к следующему.

В центре круглого зала возводилась из бревен пространственная вышка, вертикальная ось которой совпадала с вершиной купола. В верхней части ее устраивалась подвижная площадка, под которой располагались десять домкратов. Конструкция опалубки предлагалась из двадцати девяти ферм сегментного очертания (пролетом около 30 метров), которые монтировались радиально одним концом на центральную стойку-вышку, а другим- на опорной кольцо. Они являлись несущим каркасов куполообразной опалубки, возводимой из качественных досок толщиной 18 мм.

- Да, в наше время есть свои Кулибины! - с заключительным словом выступил на техсовете профессор А.Ф. Лолейт, который одобрил предложения авторов проекта, а затем подписал заключение: «Можно начинать строительство купола театра».

Все лето 1933 года на бывшей Ярмарочной площади Новосибирска звенели топоры и пилы. Плотники-умельцы вначале собирали прямо на стройплощадке плоские сегменты фермы, а затем их попарно, с помощью распорок и диагональных связевых элементов, объединяли в пространственные блоки подъемниками, лебедками поднимали в проектное положение. В мае 1933 года Матэри из Москвы прибыл в Новосибирск для осуществления авторского надзора на Сибирской стройке. Знакомство с главным инженером строительства С.А. Полыгалиным, старшим производителем работ М.А. Кузьминым и старшим десятником Мешковым вселило уверенность в успех начатого дела. Когда над стройкой появился огромный деревянный купол, по нему, как муравьи, задвигались маляры, привязанные веревками к вершине купола, которые покрывали олифой весь верхний настил опалубки для уменьшения сцепления ее поверхности с бетоном. 28 сентября 1933 года на стройку прибыл Пастернак, и опять Матэри с главным инженером строительства Полыгалиным держали ответственный экзамен перед строгим ученым.

После осмотра выполненных в натуре железобетонных конструктивных элементов каркаса и опалубки купола в своем заключении Пастернак отмечал: "Строящийся театр в Новосибирске представляет по размаху и сложности своих конструкций одну из интереснейших и ответственных железобетонных сооружений не только в Союзе, но и во всей мировой строительной практике гражданских сооружений. Что касается устройства опалубки для купола над зрительным залом, он отметил, что производственную работу следует рассматривать как большое и новое движение в области устройства подмостей и опалубки для сферических куполов больших размеров. К моему глубокому удивлению, я убедился, что подмости нового типа тщательнейшим образом и добросовестно выполнены строителями… Твёрдо придерживаюсь моих первоначальных указаний при разработке проекта, что наилучшим и наиудобнейшим способом бетонирования купола является торкетирование… От применения двойной опалубки, о которой я в одно время говорил, надо окончательно отказаться".

В последних числах сентября тридцать третьего года началось бетонирование купола. Прогноз погоды обещал похолодание, а поэтому работы пришлось выполнять в три смены. Вначале новый метод – «торкетирование» - познавался с большими трудностями. Во-первых, необходимо было привыкнуть к импортным компрессорам и специальным «пистолетам»-распылителям жесткого бетона, к сложному перемещению этого оборудования по ярусам лесов. К наступлению морозов купол «упаковали» опилками и кошмой. И вот миновала первая протяжённая сибирская зима.

23 мая 1934 года в адрес строительства ДНК пришло поздравление от городского комитета ВКП(б) и горсовета с успехом на трудовом фронте - завершением работ по куполу. В приветствии говорилось: «…блестящая победа - завершение ответственейшего участка стройки - распалубки - и проведение испытаний железобетонного купола-оболочки Новосибирского театра - залог того, что коллектив строительства ДНК достигнет новых успехов в дальнейшем и окончит строительство театра к сроку, установленному 2-й краевой партийной конференцией».

В скромно оборудованном зале для торжеств, устроенном в вестибюльной части строящегося театра, собрались не только строители, здесь были их семьи, знакомые. После зачтения приветствия по случаю окончания возведения купола было оглашено постановление № 8174 крайисполкома о премировании лиц, отличившихся в этом благородном деле. Когда прочли «премировать конструктора расчётчика купола инженера Матэри месячным окладом» загремел оркестр, но музыку почти не было слышно. Многие стоя, восторженными аплодисментами приветствовали творца купола-рекордсмена, инженера с большой буквы! Вспоминают бывшие строители театра, ныне старожилы нашего города, что когда по команде главного инженера строительства С.А. Полыгалина завершалась распалубка купола, и все благополучие зависело от мастерства исполнителей этого ответственнейшего процесса, присутствующие с нетерпением ждали желаемого результата. В это время кто-то заметил, что среди работающих отсутствует Матэри. И вдруг его сразу заметили все. Его небольшая фигура гордо вырисовывалась на самой вершине купола на фоне весенних облаков. Он как «живой монумент» создателям Большого театра Сибири возвышался над городом, который спешил в будущее.

Подтверждение авторства великих ученых сохранилось в документах и технических источниках. Напомню слова из журнала «Проект и стандарт» (№1, 1935, Москва, с. 26) :

«Железобетонные конструкции и опалубка были разработаны в проектной организации «Гипрострой» (Москва) инженером Б. Матэри под непосредственным руководством профессора П.Л. Пастернака (купол, кулуары, портал и леса…).

Строительством руководил главный инженер площадки С.А. Полыгалин. Для технического надзора, увязки строительства с проектами и дополнительного проекирования был откомандирован на площадку (в Новосибирск) инж. Матэри (в 1933 г.)

Кроме того, Борис Фердинандович выполнил расчеты основной подвески (троса) главной люстры в зрительном зале и разработал подвесной плафон над сидящими в зале зрителями, который потом красочно оформили художники.

Более 80 лет здание театра украшает город, является историко-архитектурным памятником республиканского значения. И, несмотря на то, что оно построено не по первому проекту, оно по праву является архитектурным символом Новосибирска. И я искренне хочу, чтобы все поколения новосибирцев больше знали о театре и сохранили светлую память о тех, кто отдал все силы, чтобы наш город был красивым.

(1) Г.Чибряков. К истории создания монолитного ж/б купола здания НГАТоБ.

P.S. Мы требуем восстановить честь авторов проекта и исправить допущенную на мемориальной доске безграмотность.

 

Г.Г. Чибряков, профессор СГУВТ, академик ЕАЕН.

 

 

 

Поддержите автора публикации

Быть автором - это не просто. Много сил уходит на то, чтобы добыть информацию, написать о ней публикацию и оформить её внешний вид. Сообщество ИнфоНарод.РФ не платит зарплат, но каждый день появляются новые публикации! Главной мотивацией наших авторов служит стремление донести до людей важную информацию, обратить внимание общества на волнующую тему. Если Вам понравилась публикация своим содержанием и/или оформлением, то, пожалуйста, поддержите автора рублём. Тем самым Вы покажете всему сообществу ИнфоНарод.РФ, что данная публикация действительно ценна и удачна. А автор сможет хоть немного компенсировать затраченное время.

рублей

Еще никто не оставлял комментарии


Image CAPTCHA

Народ и Власть. Власть и Народ.

Этот канал создан для лучшего понимания и взаимодействия народа и власти.

Предложить публикацию

@

Модераторы содержания канала: Борис Алексеевич Сысоев; Бертенёва Ирина Константиновна; Чижиков Роман Сергеевич; Марина Петровна Кузьмина;
Дата создания: 16.04.2014 (14:32)