"Белая логика" советских и современных руководителей

Автор: Борис Алексеевич Сысоев
Дата публикации: 22.10.2018 (11:40)

Информация помечена тегами:

История белая логика руководители власть Джон Ячменное зерно Джек Лондон Дети и внуки алкоголиков Энн У. Смит Инфонарод Сталин Хрущёв Ленин

288
* количество прочтений.

Невозможно понять историю человечества: мрачные  средние века со сжиганием на кострах, опричнину Ивана Грозного, ГУЛаги, концлагеря фашистской Германии, многие исторические события, в том числе и расстрел Белого дома в 1993 году, если не разобраться с логикой живших  и живущих руководителей государств и церкви. Разобраться и в существующей  логике, как руководителей, так и самого народа, без поддержки которого это тоже было бы невозможно - народ и правители связанны зачастую гораздо глубже, чем некоторые думают. Поэтому, наверное, не случайно говорят, что каков поп, таков и приход, или каков царь, таков и народ, и каков народ, таков и царь... Говорят, жалует царь, да не жалует псарь, но мало кто говорит, почему у  жалующего царя не жалующие  псари. Часто утверждают, дескать,  Сталин-то  хорош, да нехороши его "опричники", Иван Грозный - святой, да вот опричники не те были и т. д., хотя все они, по сути, одним миром мазаны. И вот это "миро" и есть их логика…

 

«Одним миром мазаны». Первоначально это выражение означало "быть людьми одной веры". Но этот самый «мир» не вселенная и не общество. Не окружающая нас жизнь и даже не мир, как антоним войны. Это «миро» – смесь масла с ароматическими веществами, которая применяется в Таинстве Миропомазания, следующего после Таинства Крещения. С этим словом существует и другая путаница: в написании и произношении...

 

Поэтому хочется предложить взгляд Джека Лондона, который может пролить свет на эти проблемы,  тем более, что он основан на его автобиографии и анализе самого себя. Во всяком случае, казалось бы, где Джек Лондон и где Сталин, Ленин и другие руководители, и не только СССР? Но не торопитесь, в этой логике вы найдёте и тройки без суда и следствия, и ГУЛаги, и многое другое. Чем глобальнее проект, тем сложнее его воплощать и тем больше врагов действительных и мнимых. При любых неудачах надо искать те или иные причины. Если  в науке своя технология поиска, то в жизни совсем другая, где  уже давно принято при любых  неудачах всегда искать виновных,  сознательных или несознательных, вопрос только кого или что и  как искать...

Ну и ещё стоит отметить, что когда вы встречаетесь со многими обычными людьми, а также особенно с чиновниками, депутатами, священниками (которые привыкли исповедовать людей, считая, безусловно, всех грешниками, а не исповедующихся и не причащающихся еженедельно - самыми страшными грешниками, за исключением представителей власти, которую при жизни священник не имеет права критиковать,  "истово веря", что всякая власть от Бога, а после смерти оной, начинает критиковать, поскольку почившие в бозе  уже не власть), то  вспомните после прочтения отрывков,  какими глазами на вас смотрят эти люди. И нет ничего удивительного в том, что у нас проходят без обсуждения такие законы о пенсионной реформе. Законопроекты у нас в стране   глубоко и основательно  не обсуждают и референдумы не проводят...Так поступают с теми, кого не уважают, презирают, подозревают и т. д., и т.п. 

Ниже приводится небольшой текст из повести Джека Лондона «Джон Ячменное зерно», проливающий свет на ряд непростых проблем, описанных выше.

Мы уже делали публикацию,  посвящённую этому произведению, но затрагивали другой аспект: Джон Ячменное зерно. Джек Лондон

Эти же  выдержки посвящены «белой логике». Термин не наш, термин автора - Джека Лондона.

Глава 1

Все это случилось однажды в день выборов. После полудня я выехал из ранчо, спустился в Лунную Долину и направился в маленькую деревушку, чтобы голосовать за или против ряда поправок к конституции штата Калифорния. День был жаркий, и я несколько раз выпил до голосования и много раз — после. Затем, поднявшись на покрытые виноградниками и лугами холмы, я приехал на ранчо, когда уже была пора ужинать, и снова выпил перед ужином.

   — Как вы голосовали: за женское равноправие или против? — спросила меня Чармиан.
   — Я голосовал за.
   Она вскрикнула от изумления. Да будет всем известно, что в дни моей юности я, несмотря на свой пылкий демократизм, не сочувствовал идее женского равноправия. Даже в позднейшие годы я относился к этой неизбежной социальной реформе без всякого энтузиазма.
   — Но почему же вы голосовали за?
   Я начал отвечать подробно и с раздражением. Чем больше я объяснял, тем больше сердился. (Нет, я не был пьян. Лошадь, на которой я ездил, недаром звали Разбойник. Хотел бы я видеть пьяного верхом на этой лошади!)
   И однако… как бы это лучше сказать? Я был возбужден, чувствовал себя хорошо, был в приподнятом настроении.
   — Когда женщины добьются избирательного права, они будут голосовать за запрещение спиртных напитков, — сказал я. — Только женщины — жены, сестры и матери — смогут вбить гвоздь в гроб Джона Ячменное Зерно.
   — Но мне казалось, что вы в дружбе с Джоном?.. — заметила Чармиан.
   — Я его друг. Я был его другом. А теперь нет. И никогда не был. Меньше всего я его друг в то время, когда он со мной и когда кажется, что я его друг. Он — царь лжи. Он — воплощенная правдивость. Когда бываешь с ним, то кажется, что находишься в обществе богов. Но он также в союзе и с Курносой. Его путь ведет к неприкрашенной правде и к смерти. Он обладает ясновидением и видит мутные сны. Он — враг жизни, он учит мудрости, потусторонней мудрости жизни. Он — убийца с окровавленными руками. Он — удалая молодость.
   Чармиан смотрела на меня, и по глазам ее было видно, что она задается вопросом, где я успел так напиться?
  
 А я все говорил и говорил. Я был взвинчен. Каждая мысль в моем мозгу сидела в своей маленькой клетке, словно присев на пороге у самой двери, как узник в камере, дожидающийся, когда откроются двери. И каждая мысль была откровением, ярким образом, четким, не смешивающимся с другими. Мой мозг был озарен ярким, блестящим светом алкоголя. На Джона Ячменное Зерно нашел правдивый стих, и он охотно раскрывал через меня как посредника свое тайное «я». Я был его оратором. Воспоминания прошлого воскресали в моем мозгу и вытянулись в ряд, как солдаты на параде. Мне оставалось только выбрать любое. Я вполне владел своими мыслями и находил как раз нужные слова. При мне был весь мой жизненный опыт, я безошибочно находил нужные мне факты и строил изложение. Так обманывает и издевается Джон Ячменное Зерно, причудливо изощряя ум, нашептывая роковые истины и прорубая яркие просеки в монотонной обыденности.
   Я обрисовал Чармиан мою жизнь, объяснил ей, какой я человек. Я доказывал ей, что я вовсе не потомственный алкоголик, что в моем организме нет и следа врожденного органического влечения к алкоголю. В этом отношении я рос нормальным человеком. Влечение к алкоголю было у меня благоприобретенное. С трудом приобретенное. Вначале алкоголь вызывал во мне какое-то отвращение, как любое лекарство. Мне и теперь не нравится его вкус. Если я пью его, то только за тот удар хлыстом, который он дает. Но между пятью и двадцатью пятью годами я не ценил в нем даже этого. И только после двадцатилетнего обучения мой организм до некоторой степени приспособился к нему, и я, преодолев отвращение, выработал привычку к алкоголю.
   Я рассказал Чармиан, как в первый раз познакомился с алкоголем, как впервые напился, как я чурался его раньше, и объяснил ей, что приучила меня в конце концов к алкоголю главным образом его доступность. Алкоголь не только всегда доступен, но и всегда под рукой. Какой бы профессией я ни занимался — был ли рудокопом, матросом, торговал ли на улицах газетами или просто путешествовал по чужим краям, — я видел вокруг себя алкоголь.
   Где бы и когда бы ни сходились люди, ради каких бы то ни было целей — для веселья, для обмена мыслями, для обдумывания какого-либо предприятия или просто для того, чтобы отдохнуть от изнурительного труда, всегда связывал, объединял их алкоголь. Местом сборищ для людей был кабак, как для их пещерных предков — костер.
   Я напомнил Чармиан, как на островах Тихого океана ее не пускали в священные хижины, бывшие для женщин табу, нарушение которого каралось смертью. Лохматые каннибалы уходили туда от своих жен, чтобы попьянствовать и повеселиться на свободе. В молодости я часто искал в кабаке спасения от женской опеки; там я попадал в мир мужчин, где было больше простора и шири. Все дороги, полные романтических приключений, вели в кабак и оттуда расходились по всему свету.
  

  — Суть в том, — закончил я свою проповедь, — что я пристрастился к алкоголю главным образом благодаря его доступности. Вначале я был к нему равнодушен и даже смеялся над ним, но в конце концов все-таки сделался пьяницей. Влечение к алкоголю прививалось мне в течение двадцати лет, а в продолжение остальных десяти оно пускало в моем организме все более глубокие корни. Однако удовлетворение этого влечения никогда не доставляло мне никакого удовольствия. По натуре я человек жизнерадостный и веселый, а выпив, становлюсь мрачным пессимистом.
   — Но, — поспешил я добавить, как привык делать всегда, — надо правду сказать: Джон Ячменное Зерно правдив. Он говорит правду, срывая личину с истин, которые мы называем правдой жизни, и показывает, что они — ложь. В этом его сила.
   — Это не улучшает жизни, — сказала Чармиан.
   — Совершенно справедливо. В этом его трагедия. Он ведет к гибели, и поэтому я голосовал сегодня за женщин. 

   Я вспомнил свою жизнь, вспомнил, какую роль в моей привычке к алкоголю сыграла его доступность. Очень немногие люди рождаются алкоголиками. Я называю алкоголиками людей, у которых организм требует алкоголя и бессилен перед ним. Большинство пьяниц не только не чувствовали раньше влечения к алкоголю, но даже испытывали отвращение к нему. Ни первая, ни двадцатая, ни даже сотая рюмка не формирует еще привычки. Люди учатся пить так же, как они учатся курить. Но к пьянству привыкнуть труднее, чем к курению. Привычка к алкоголю обусловливается его доступностью. Это хорошо знают женщины, испытавшие все на собственной шкуре, — жены, сестры и матери. Когда женщины будут иметь право голоса, они будут голосовать за запрещение спиртных напитков. Благодаря этому новое поколение не будет знать алкоголя и не будет испытывать влечения к нему, а следовательно, не будет и чувствовать лишения от того, что его нет. От этого выиграют и мужчины — их жизнь станет полнее и содержательнее, и женщины, которые будут жить с этими новыми мужчинами.
   — Почему вы не напишете книгу об этом в назидание грядущему поколению? — спросила Чармиан. — Чтобы жены, сестры и матери знали, за что им голосовать.
   — «Воспоминания алкоголика»? — я криво усмехнулся. Впрочем, скорее не я усмехнулся, а Джон Ячменное Зерно; это он подсказывал мне все эти благонамеренные софизмы, и именно он скривил мою улыбку в насмешку. Он любит такие штуки.
   — Зачем вы так говорите? — перебила Чармиан, не замечая издёвки Джона. — Вы ведь сами говорите, что вы не алкоголик, а всего лишь пьющий человек. Вы хорошо познакомились с Джоном Ячменное Зерно. Опишите это знакомство и назовите вашу книгу «Воспоминания об алкоголе».

Глава II

   Вначале я попрошу читателя постараться понять, о ком и о чем я пишу, потому что, только поняв меня, он сможет проникнуться ко мне должным сочувствием. Во-первых, я должен сказать, что я не заядлый пьяница с врожденным влечением к алкоголю, я не дурак и не обладаю слишком сильным животным инстинктом. Я знаю все, что можно сказать о Ячменном Зерне, от альфы до омеги, и, напиваясь, прекрасно владею собою. Я не нуждаюсь в том, чтобы меня укладывали спать. Короче говоря, я — обыкновенный, нормальный человек и пью, как все. В этом вся суть. Я хочу описать, как действует алкоголь на обыкновенного, нормального человека. Настоящих алкоголиков, маньяков пьянства, которых сравнительно мало, я касаться не буду.
   
Пьющие делятся на два типа. Тип первый, всем хорошо известный: это тупые существа, не одарённые фантазией, с оцепеневшими в оцепенелых причудах мозгами. Они ходят качаясь, широко расставив ноги, и обычно кончают тем, что сваливаются в канаву. Заканчивается это состояние тем, что перед глазами у них начинают мелькать розовые слоны и голубые мыши. Над пьяницами этого типа обычно оттачивают свое дешевое остроумие юмористические журналы.
  
 Второй тип — люди с большим полетом фантазии, обладающие проницательностью. Походка у них твердая даже тогда, когда алкоголя ими принято предостаточно. Они никогда не выписывают вензеля, всегда устойчивы и никогда не теряют сознания. Опьянение касается только их мозга, но совершенно не властно над телом. Такой человек может быть веселым и остроумным; у него могут быть видения и фантазии космического масштаба, подавляющие своей железной логикой. В этом состоянии он срывает с жизни ее обманчивые покровы, и взорам его представляется сковывающее его дух железное кольцо необходимости. Это часть наивысшей власти Ячменного Зерна. Напиться до такой степени, чтобы упасть в канаву, — дело не хитрое и доступно каждому. Но страшно, когда твердо стоящий на ногах человек спокойно приходит к выводу, что единственный путь к освобождению — это ускорить свою смерть. Это час Белой Логики, когда человек понимает, что он может узнать лишь законы, которые управляют вещами, но что ему никогда не познать вещь в себе. Это для него час испытания. Он становится на тропинку, которая ведет прямо к могиле.
   Он понимает все. Он знает, что все попытки разрешить проблему бессмертия имеют своим источником панический страх перед смертью, который еще увеличивает трижды проклятая сила воображения; люди не хотят умирать, им не хватает воли к смерти, когда час смерти уже наступил. Они обманывают самих себя и думают увильнуть от смерти; они обольщают себя надеждой, что жизнь будет продолжаться и по ту сторону могилы, и что разложение и полное уничтожение — удел только бессловесных тварей. Но, когда человек находится во власти Белой Логики, он понимает, что это самообман. Смерть равна для всех. Нет ничего нового под луной, даже этого мифа малодушных — бессмертия.

  Он, стоящий твердо на ногах, знает, где источник этой утешительной идеи; он знает, что создан из плоти и костей, из солнечной энергии и космического праха, он — хрупкий механизм, которому дан в удел лишь один момент из вечности, и что, сколько бы ни заботились о нем доктора медицины и богословия, он все равно в конце концов будет брошен в яму.

   Разумеется, все это душевная болезнь, отвращение к жизни. Человек, одаренный фантазией, платит дорогой ценой за свою дружбу с Ячменным Зерном. Человеку тупому гораздо легче: он только балдеет от алкоголя, теряет сознание и засыпает мертвецким сном, и сны, если они посещают его, нелепы и бессвязны. Но человек, одаренный полетом фантазии, подпадает под власть роковых силлогизмов Белой Логики. Он видит жизнь, какой видел ее немецкий философ-пессимист. Иллюзии для него прозрачны: он видит сквозь них. Переоценивая все ценности, он добро называет злом, истину — ложью, а жизнь считает шуткой. Стоя на холодных вершинах безумия, он с уверенностью Бога утверждает, что жизнь — зло. При спокойном холодном свете Белой Логики жена, дети и друзья кажутся ему призраками, фикцией. Он замечает в них слабость, злобу и мелочность. Он не поддается на обман этих мелких, ничтожных эгоистов, живущих один час, как мельтешащие мотыльки. Они — несвободны, они — марионетки в руках случая. Таков же и он сам. Разница между ними только в том, что он это видит, знает это. Кроме того, он знает, что его свобода — только право добровольно умереть. Такое сознание не может принести пользы человеку, которому нужно жить, любить и быть любимым. Логическое следствие такого состояния — самоубийство — моментальное, от нажима курка, или медленное угасание, растянутое на несколько лет; вот чем расплачиваются друзья Ячменного Зерна за свою дружбу с ним, и никому не удается увильнуть от этой расплаты.

 

К сожалению, эти проблемы присущи не только  людям, описанным  Джеком Лондоном, но и тем, кто не стал пьяницей... А поскольку человечеству присуща белая логика, то проблемы эти никуда пока не делись. Ключ к циничному мышлению и принятию решений  многими руководителями современного мира, в том числе  и нашей страны - России - лежит в распространённости белой логики среди руководителей... и властной элиты.Белая логика порождает особый тип отношений в обществе, и  именно в этой логике мы и живём уже не первое столетие, включая  нынешнее, она пропитывает "ядом" фактически все общественные, личные и семейные коммуникации, и даже там, где уже  не пьют...

 

Внуки алкоголиков.
Энн У. Смит

 

Проблемы взаимозависимости в семье

Я всегда полагала, что результат алкогольной и наркотической зависимости не сводится лишь к физическому разрушению организма. Это мое убеждение возникло, в частности, потому что сама я выросла в семье, где многие, исключая моих родителей, страдали алкоголизмом. Все четырнадцать лет моей работы с алкоголиками, наркоманами и их семьями я постоянно отмечала, что, после того как химические продукты полностью выведены из организма человека, наступает период облегчения, но длительность его непродолжительна. Почему? Потому что остается неизменной семья, которая научилась очень умело адаптироваться к неблагополучию или аномалиям своей жизни, но потеряла способность существовать в условиях отсутствия кризисов. Поэтому кризис быстро воссоздается за счет появления у выздоравливающих новых влечений и вредных пристрастий, физических, душевных заболеваний или просто возвращения к старому. Все это объясняется лишь стремлением к привычному «статус-кво».
 

Моя работа по программе интенсивной терапии «Взрослые дети алкоголиков», а также исследование явления взаимозависимости и лекционная деятельность позволили мне познакомиться со многими людьми, чья жизнь поразительно похожа на жизнь взрослых детей алкоголиков, но которые не могли распознать и определить свои проблемы или очевидные симптомы, имевшие место в семьях, из которых они произошли. Эта группа очень часто представляет собой внуков алкоголиков, многим из которых никогда не говорилось, что их прародители по одной или обеим родительским линиям были алкоголиками или наркоманами.

Лица, принадлежащие к группе людей — назовем ее «Внуки алкоголиков»,—в своих страданиях не чувствуют себя защищенными, они не могут найти оправдания своим повседневным проблемам и потому не ищут помощи. Чувствуя определенную неполноценность, они не могут ее объяснить. Многие взрослые дети алкоголиков задают вопрос; «Как такое могло случиться со мной в такой хорошей семье?»

Мое беспокойство за эту еще неидентифицированную группу страдающих людей и побудило меня взяться за данную книгу.

Своей книгой я преследую несколько целей. Но прежде всего я хочу внушить внукам алкоголиков три установки: «Да, что-то было не так!» «Нет, это не ваша вина!» «Да, об этом можно говорить!»

 

 

В публикации использованы изображения из открытых источников в интернете.

 

Запустите волну сарафанного радио:

55 человек готовы участвовать в продвижении публикации, но ждут Вашего решения. (присоединиться)

сарафанных баллов

У нас не ставят лайков, мы выражаем признательность автору иначе! Каждый сарафанный балл, который Вы перечислите на баланс публикации, превратится в одного уникального читателя. Члены сообщества ИнфоНарод.РФ зарабатывают сарафанные баллы тем, что распространяют публикации. А в будущем, они так же вкладывают баллы в распространение других публикаций. Будьте ответственны! Не помогайте публикациям продвигаться, если они негативно влияют на окружающий мир. И наоборот, помогайте, если они направлены на развитие общества!

Зарегистрируйтесь в системе ИнфоНарод.РФ, чтобы продвигать публикации.
Подборка похожих публикаций по тегам:

Раздел комментариев к данной публикации:


Фотография пользователя
Автор комментария: Квасницкий Иван
Дата публикации: 22/10/2018 (16:41)

Терминин "белая логика" получается очень интересный и крайне актуальный в современное время.

Мне кажется, этим термином можно воспользоваться для объяснения последних трагических событий в Керчи. Состояние "белой логики" может возникнуть не только в следствие заболевания алкоголизмом, но и в результате поражения таким недугом, как игромания, потеря смысла жизни, озлобление на весь мир, цинизм, безчувствие и пр.

Путин дал следующее объяснение этому событию в Керчи: 

"В соцсетях, в интернете мы видим, что целые сообщества созданы, все началось с известных трагических событий в школах в Соединенных Штатах. Молодые люди с неустойчивой психикой каких-то лжегероев для себя создают, это значит, что все мы, вместе взятые, не только в России, но и в мире в целом плохо реагируем на изменяющиеся условия в мире", — подчеркнул президент.

Источник: РИА Новости https://ria.ru/society/20181018/1530993593.html

 

Клинический психолог Михаил Хасьминский дал следующее объяснение  произшедшему: 

такие мысли – следствие отсутствия идеологии, по большому счету. Государственной идеологии и запроса на какое-либо вообще воспитание человека.

«У него корона на голове. Он такой, знаете, непризнанный, высоко себя оценивавший молодой человек. Знаете, декаданс такой. Инфантильный, безответственный, циничный. Он никому ничего не должен. В армию не пойду, это делать не буду. А, и ленивый еще. Зато все его должны принимать. Он даже не думает: а может, я что-то не делаю, если меня как-то никто там не любит, вокруг меня никого нет. Может, что-то во мне не так, вообще? Нет, это просто все виноваты, понимаете? И они так сейчас воспитаны. Они не могут критически себя оценивать, потому что им внушили, что у них есть какие-то особые права, но нет никаких особых обязанностей. То есть в принципе общество воспитывает таких пупов Земли. Слава Богу, не все, конечно, до таких крайностей доходят. А дальше получается такой скучающий, то есть, пресыщенный еще к тому же, надо сказать, пресыщенная такая бестолочь, которая ничему не хочет учиться, ничем не хочет заниматься. И у которой нет цели. Который даже не пытается найти ответы на вопросы о смысле жизни».

Источник: ЦарьГрад

 

Комментарий депутата Государственной Думы РФ Натальи Поклонской по поводу трагедии в Керченском политехническом колледже:

"Давно назрел вопрос о разработке законопректа о информационно-психологической безопасности в нашей стране"

 

Сложно не согласиться с вышеприведёнными мнениями. 

Стратегия национальной безопасности России принята уже почти три года назад. И там об этом уже давно всё сказано:

82. Укреплению национальной безопасности в области культуры способствуют:

признание первостепенной роли культуры в сохранении и приумножении традиционных российских духовно-нравственных и культурных ценностей, укреплении единства многонационального народа Российской Федерации;

обеспечение культурного суверенитета Российской Федерации посредством принятия мер по защите российского общества от внешней идейно-ценностной экспансии и деструктивного информационно-психологического воздействия, осуществление контроля в информационной сфере и недопущение распространения продукции экстремистского содержания, пропаганды насилия, расовой, религиозной и межнациональной нетерпимости;

создание системы духовно-нравственного и патриотического воспитания граждан, внедрение принципов духовно-нравственного развития в систему образования, молодежную и национальную политику, расширение культурно-просветительской деятельности;

 

ПОРА УЖЕ ПЕРЕХОДИТЬ ОТ СЛОВ К ДЕЛУ. А то получается, что воз и ныне там...



Image CAPTCHA

Логотип

ИнфоНарод.РФ

Информационный портал для городских сообществ!

Предложить публикацию

@

Модераторы содержания канала: Чижиков Роман Сергеевич; Бертенёва Ирина Константиновна; Роман Горлов;
Дата создания: 15.03.2014 (14:39)