Неперелётные утки и "Серая шейка"

Автор: Борис Алексеевич Сысоев
Дата публикации: 18.12.2016 (15:26)

Информация помечена тегами:

Природа неперелетные утки серая шейка Новосибирск Шлюз А.Карелин Инфонарод

4136
* количество прочтений.

 

Почему утки не улетают на зиму?

Переписка в  фейсбуке привела к этой статье.

Dmitriy Vinnik

"Только что над Коммунальным мостом видел стаю уток! Как такое возможно? Понятно, что кормятся у полыньи ГЭС. Но ведь холодно, да и инстинкт улетать на юга. Почему остались?"

Виктор КозодойВиктор Козодой Потому что  Родина здесь

 

Иман Аль-МусауиИман Аль-Мусауи Безвиз отменили.

 

Эгамберды КабуловЭгамберды Кабулов Ну и я скоро прилечу на Новый год. Люблю Сибирь потому что.. А уток берегите!
Борислав Сысоев
  Борислав Сысоев Серая шейка поделилась опытом..
 

 

Все мы в детстве читали трогательный рассказ Д.Н. Мамина-Сибиряка "Серая шейка". Что и говорить, утки и их жизнь рядом с нами  привлекают внимание горожан. Можно сказать, что Серая шейка стала чем-то символическим в нашей жизни.

Вот и наши "слуги народа", впечатлённые ещё в детстве драматической судьбой простой утки, вспоминают её на своих встречах с избирателями. Во время своей предвыборной кампании известный спортсмен-депутат А.А. Карелин, отвечая на вопросы жителей микрорайона Шлюз Новосибирского Академгородка, тоже упомянул Серую шейку. Заметим, что именно на Шлюзе расположено реликтовое болото Гладкое,  где гнездятся утки, многие из которых остаются здесь и зимовать.

 

 Белое безмолвие

Все года и века и эпохи подряд

Все стремится к теплу от морозов и вьюг.

Почему ж эти птицы на север летят,

Если птицам положено только на юг.

Слава им не нужна и величие,

Вот под крыльями кончится лед-

И найдут они счастье птичее

Как награду за дерзкий полет...

Владимир Высоцкий

Как видите, не хочет депутат А. Карелин быть Серой шейкой. Правда, место для этого своего признаний он выбрал не совсем удачное - родину "серых шеек". Не хочет? И не надо. Нам таких "серых шеек" и всем  госдумовским округом не прокормить! Наших зарплат и пенсий хватает лишь на своих, диких неперелётных уточек. И то переживаем: вот со следующего года поднимут тарифы на ЖКХ на 15%, и как бы самим не стать "серыми шейками"... 

Но вернёмся к неперелётным уткам.

Почему же они остаются на зиму здесь, в холодной Сибири?  Нам удалось найти две замечательные публикации с описанием  исследований  этого природного феномена.

 

Утки на зимней прописке

25-я перепись населения пернатых в столице выявила пристрастие птиц к городской жизни

Всё чаще для перелетных птиц жизнь зимой в городских условиях российской средней полосы оказывается предпочтительнее опасного и утомительного перелета на юг. Фото (Фотобиблиотека ВС): Андрей Чупров

18 января московские орнитологи провели очередную перепись зимующих уток — двадцать пятую по счету. Юбилейный учет ознаменовался находками новых видов птиц, которых прежде в столице не было, и показал, что количество водоплавающих в Москве продолжает расти.

Птицы как будто старались преподнести орнитологам подарок по случаю круглой даты: после суммирования данных пятидесяти девяти учетчиков пернатых оказалось — двадцать пять тысяч! Большая часть отмеченных водоплавающих — утки-кряквы (Anas platyrhynchos), их нынешней зимой в Москве насчитали 23,4 тыс. «Это на 12% больше, чем в прошлом году, — сообщила координатор учетов водоплавающих птиц в Москве старший научный сотрудник биологического факультета МГУ, кандидат биологических наук Ксения Всеволодовна Авилова. — Хотя до самого высокого уровня, зарегистрированного в 1990 году — 27,9 тыс., кряквы пока не дотянули. Зато других видов водоплавающих птиц в нынешнем году встречено рекордное количество — 17, что в полтора раза больше, чем в 2008 году».

Каждый год в январе Союз охраны птиц России организует переписи (их принято называть учетами) водоплавающих птиц, которые остались зимовать в городах. Идея таких учетов принадлежала классику изучения городской природы зоологу Константину Николаевичу Благосклонову (1910–1985), который вместе с помощником Михаилом Березиным в 1981 году провел их в первый раз. Через четыре года за эту работу серьезно взялась Екатерина Стоцкая, в те годы — сотрудник лаборатории охраны природы биофака МГУ, а традицией учеты стали благодаря студенческой дружине по охране природы биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, где их возглавила Анна Николаевна Пегова.

Первые учеты уток принесли важное открытие: количество незамерзающих водоемов в Москве оказалось намного больше, чем предполагали, и, чтобы осмотреть их полностью, нужно пройти около 300 км. После полного обследования города было разработано тридцать семь маршрутов. А чтоб на результаты учета не повлияли возможные перемещения уток, все маршруты нужно совершить в один день, поэтому на это мероприятие ежегодно приглашают несколько десятков энтузиастов, среди которых орнитологи-профессионалы, студенты, школьники и просто любители природы. В общей сложности за прошедшие 25 лет в московских подсчетах уток приняло участие несколько сот человек, есть даже такие, кто не пропустил ни одного учета!

В последние годы подобные мероприятия стали проводить и в других городах: Санкт-Петербурге, Перми, Новосибирске. В Союзе охраны птиц ратуют за то, чтобы к этим акциям присоединялись все, кто любит природу и интересуется птицами.

Почему же орнитологов так интересуют зимующие утки? Дело в том, что городские зимовки водоплавающих в средней полосе — удивительный феномен, и при этом — малоизученный. Ведь согласно законам природы, кряквам, так же как и другим видам водоплавающих, полагается на зиму улетать в теплые края. Как случилось, что в этих птицах угас перелетный инстинкт, как им живется в новой среде обитания, и можно ли спрогнозировать дальнейший ход событий?

Нарушая традиции

Естественная область обитания перелетных птиц обычно состоит из трех частей: гнездового ареала, области зимовки и зоны миграций, которую они могут миновать без остановки или опускаться для кратковременного отдыха. Но у крякв, ареал которых охватывает умеренные и субтропические области Европы, Азии, северной Африки и Северной Америки, она устроена иначе.

Между северными районами, которые птицы покидают после сезона гнездования, и теплыми зимовками, расположена зона двойного предназначения: для уток, которые совершают перелеты — это транзитная зона, но есть там и постоянные жильцы, перешедшие к оседлому образу жизни. Такое возможно только в тех районах, где зимой водоемы не замерзают.

Городские утки большие мастера маскировки. Чтобы заметить спрятанное в кустах гнездо, надо буквально ткнуться в него носом. Фото (Creative Commons license): Michelle Tribe

В американской части ареала небольшие оседлые группировки крякв разбросаны по всем широтам между Канадой и Мексикой. На большей части территории нашей страны эти птицы ведут перелетный образ жизни. С севера Европейской части России и севера Западной Сибири они улетают на зиму к побережьям Западной Европы, из более южных районов Европы и Зауралья к Средиземному морю, на Каспий, в Иран или Ирак, а из сибирских и дальневосточных просторов — в северную Индию, в Китай и Японию. Мест, где кряквы обитали бы постоянно, в нашей стране немного, только в самых южных её пределах да в Калининградской области.

Но если в одних частях ареала эти птицы могут отступать от перелетных традиций, то почему бы этому не случиться где-то ещё? Благоприятные условия для реализации утками-кряквами оседлой стратегии жизни сложились в крупных городах с их теплыми промышленными и бытовыми стоками, которые не дают замерзать ни стоячим, ни текучим водоемам, а коль скоро возникла новая экологическая ниша, то они не замедлили её заполнить.

Хотя большинство птиц, покидая зимовки, стремится вернуться в места, где родились, кряквы нередко отступают от этого правила. Мечение птиц кольцами показало, что с мест зимовки заметное их количество направляется не по «месту прописки», а присоединяется к чужим стаям и направляется в новые для себя места. По пути они могут «отвлечься» на привлекательный водоем — кряквы в этом отношении особенно сметливы. При строительстве водохранилищ, например, кряквы первыми из водоплавающих птиц осваивают новые места обитания и могут загнездиться там в первый же год после заполнения. И то, что именно этот вид первым решился внедриться в город — вполне закономерно.

Когда это произошло? Константин Николаевич Благосклонов (1910–1985) считал, что возникновением московской популяции мы обязаны Всемирному фестивалю молодёжи и студентов, который проходил в Москве в 1957 году. Для оживления городской среды Московский городской исполком Совета народных депутатов распорядился заселить столичные пруды водоплавающими птицами, что и было осуществлено. Из всех выпущенных птиц только у крякв не были подрезаны крылья, но волнения о том, что по осени они присоединятся к перелетным стаям, оказались напрасными. Они не только не улетели сами, но и сработали как подсадные — приманили некоторое количество диких.

Дикие и одичавшие

Так что же за кряквы живут сегодня в Москве: потомки выпущенных или диких? А может быть, это утки, которые спаслись из охотничьих хозяйств, которых выращивают на фермах и выпускают перед сезоном охоты?

Чтобы найти ответ на этот вопрос, биологам пришлось отловить несколько десятков уток, сделать множество промеров, а потом сравнить с дикими и одомашненными. Ответ был однозначным: в плане анатомии московские кряквы оказались ближе всего к диким перелетным. Но этим сходство не ограничилось. Особенности размножения у «горожанок» совсем как у диких.

У уток на фермах в охотхозяйствах сезон размножения начинается раньше, а заканчивается позже, чем у диких и городских, период откладки яиц длится 85–105 суток, в то время как у городских при содержании в неволе на это уходит 22–55 дней, а у диких — 39–62 дней. Одна самка с фермы в среднем откладывает 50–70 яиц, а дикая и московская, даже во втором поколении невольничьей жизни — не больше тридцати. У диких и городских уток яйца зеленовато-оливкового цвета, а у подсадных преобладают белые да светло-зеленые, и они крупнее.

Вывод таков: московская популяция крякв произошла в основном от диких перелетных птиц, перешедших к оседлому образу жизни, а «фестивальные» утки сыграли роль «провокаторов».

Городская среда встретила их с распростертыми объятьями. Пищи в московских водоемах оказалось достаточно, чтоб прокормить не только несколько сотен выпущенных, но и гораздо больше птиц. Когда учеты только начинались, в Москве насчитывалось около 13 тыс. крякв, тогда казалось: это очень много. Ведь такое количество соответствует примерно 0,3% от всех крякв, зимующих в пределах Европы, в то время как по площади наша столица меньше Европы в десять тысяч раз!

А потом численность поднялась ещё выше и через несколько лет удвоилась. Как удается нашим водоемам прокормить такое большое количество уток? Достигнут ли уже предел? И что будет, когда популяция этот предел превысит?

 

Птенцы всегда привлекают к себе особенное внимание детей. Их общение следует контролировать, чтобы они не причинили друг другу вреда Фото (SXC license): Gary Scott

 

Еды на всех хватит

Как перелетные кряквы, так и городские употребляют в основном растительную пищу. В отличие от многих других уток, они не любят нырять и предпочитают кормиться там, где могут дотянуться до корма с поверхности. Самое большее, на что они способны, это перекувырнуться вниз головой, оставив на поверхности поплавок-хвост. Поэтому их кормовая зона ограничена самыми мелководьями.

Еду они отцеживают из воды или жидкого ила (буквально пьют его), для чего по краям клюва у уток есть частые роговые зубчики. Могут кряквы кормиться и на суше, ощипывая нежные части растений. Но последовательными вегетарианцами их не назовешь: из ила и воды утки заодно добывают рачков, личинок насекомых и червей. Животные корма особенно важны для них летом, в период размножения, а зимой — растительные, но высококалорийные.

А в городе ещё и люди стали их подкармливать. Насколько важно это для московских водоплавающих, орнитологи узнали десятилетие спустя, после смутных времен экономических перестроек, когда обнаружилось, что численность зимующих уток напрямую связана с благосостоянием горожан и стоимостью хлеба.

Какова предельная емкость городских водоемов, пока узнать не удалось. После рекордного 1990 года, когда число уток доросло почти до 28 тыс., случился экономический кризис, и их численность стала быстро снижаться. К 1997 году в Москве зимовало всего 7,5 тыс. крякв. Но после этого провала популяция снова пошла в рост — как и российская экономика, — и в нынешнем году приблизилась к максимальной величине. Хочется надеяться, что новая волна экономического кризиса не окажется столь же плачевной как для людей, так и для птиц.

Из результатов переписи, орнитологи узнали, что среди зимующих крякв есть две большие группировки. Одна состоит из птиц, обитающих на небольших водоемах в глубине города. Они совершенно оседлые, никогда не покидают город, здесь и зимуют, и выводят утят. Это те самые утки, которые держатся возле набережных, и, завидев прохожего, устремляются к нему в надежде получить лакомый кусочек. Другая группировка — из птиц пугливых, они предпочитают просторы реки Москвы на выходе из города. Особого патриотизма к столице эти утки не испытывают и в экстремально морозные зимы, какая была два года назад, эти птицы способны откочевывать к югу. Есть кряквы и в Московской области ниже по течению Москвы-реки, но там им живется трудно: браконьеры продолжают охотиться на них даже в зимнее время.

По большому счету, холода городским уткам не страшны, это ещё одна особенность городской среды. Сопоставление температурного графика и изменений в численности птиц показало, что морозы влияют на птиц лишь в периоды бескормицы. В трудное время особо холодными зимами утки находили спасение на прудах Московского зоопарка, но когда экономическая ситуация исправилась и люди снова стали их подкармливать, кряквы вернулись в излюбленные места: на Яузу, в Коломенское, к обводному каналу Москвы-реки, на Царицынские пруды, на Сетунь. И холода им опять не страшны.

И все же, каков прогноз? Согласно теории, если популяция достигает такого размера, что ей уже не достает пищевых или каких-либо иных ресурсов, возрастает смертность. Однако ни в 1990 году, ни в нынешнем никаких признаков падежа среди птиц не было. Все они выглядели здоровыми, активными — на радость учетчикам и жителям соседних кварталов. Значит, предел ещё не достигнут. Главный специалист по городским водоплавающим Ксения Всеволодовна Авилова считает: «Пока есть город, и горожане к ним относятся сочувственно — утки из города не исчезнут».

Утки в городе

Кряквы очень украшают городскую среду. Селезни — нарядные, с переливчато-зеленой головой, белым ошейником, светлой грудью и кокетливыми завитками из хвостовых перьев, скромные пестро-бурые уточки и очаровательные пуховые утята — они не могут оставить равнодушными ни взрослых, ни детей. Тем более, что они нас совсем не боятся. Кряквы уже научились попрошайничать: стоит прохожему на набережной остановиться, и утиная флотилия боевым порядком направляется к нему: не принесли ли хлебушка? И мы приносим. Но хорошо ли мы делаем? Может быть, вмешиваться в природные процессы не стоит? Ведь, подкармливая уток, мы ставим их в зависимость, и должны принять ответственность за их будущее — как говорил лис Маленькому принцу в сказке Антуана де Сент-Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого приручили».

«Не кормите уток и гусей! Подкармливая, мы их невольно приручаем. Это дикие птицы, и им полагается держаться в стороне от человека. Не соблазняйте уток отказаться от перелетного образа жизни!» — такие, или примерно такие объявления можно найти почти в любом американском парке. На некоторых сайтах для любителей природы есть перечни рекомендаций, как отпугнуть уток со своей территории. В чем дело? Может быть, там не любят животных?

Это, конечно, не так: в США очень заботятся о братьях наших меньших. Число любителей наблюдать за птицами — бёрдвочеров — там превышает три миллиона, для их удобства в парках сооружают наблюдательные укрытия, утраивают для птиц прикормочные площадки, выдают бесплатные бинокли — любуйтесь всласть. Так что запрет на подкормку преследует только утиные интересы.

На американском континенте действительно очень озабочены растущим количеством оседлых крякв. Дело в том, что там этот вид стремительно расширяет свой ареал. В начале прошлого столетия кряквы заселяли преимущественно западную часть Северной Америки, а на востоке преобладали их близкие родственники — черные американские кряквы (Anas rubripes). Распространение кряквы на восток привело не только к конкуренции между этими двумя видами, но и к массовой гибридизации.

 

Эта утка выбрала себе место для гнезда на автомобильной стоянке около городского торгового центра. Фото (Creative Commons license): sarah n

 

Потомство от смешанных браков чаще всего наследует внешний вид крякв, и в результате местная американская утка «растворяется» в популяции пришельца. То же самое происходит в штате Флорида с эндемичной (то есть живущей только во Флориде) глазчатой кряквой (Anas fulvigula), откуда некоторые прилетевшие на зимовку кряквы отказываются улетать и заводят «романы» с местными. Поскольку все эти утки — естественные обитатели материка, то имеют равное право на существование, и насильственные меры со стороны человека недопустимы. Единственное, что можно сделать — не нанося вреда птицам, препятствовать проявлению их наклонности к оседлому образу жизни.

Но то в Америке, а в Евразии кряква никому не наносит ущерба, поскольку просторы этого материка — исконные места их обитания. Напротив, новые поселения крякв сигнализируют другим видам водоплавающих, что место пригодно для жизни. Именно это и происходит в Москве, где год за годом увеличивается биологическое разнообразие птиц. Гоголи, красноголовые нырки, хохлатые и морские чернети, лутки и морянки, большие крохали и турпаны, большие и малые поганки — теперь этих птиц можно увидеть не только в потайных природных уголках, но и в сердце России — Москве. На радость и птицам, и людям.

Елена Краснова, 10.03.2009

 

Особенности зимовки утки-кряквы в условиях городской среды

Библиографическое описание: Шищенко Д. Д., Михайленко Т. М. Особенности зимовки утки-кряквы в условиях городской среды // Юный ученый. — 2016. — №3. — С. 187-191. Актуальность исследования.

Утки в Петергофе не оправдывают свое название «перелетных птиц». Покидать привычные парки и пруды не собираются. Ведь к людям птицы уже привыкли, летом выгуливают птенцов прямо рядом с людьми, на газонах, а пищу добыть в городе оказалось гораздо проще, чем в дикой природе.

Еще десяток лет назад уток на территории города можно было встретить в количестве 20–30 штук летом и очень редко зимой. Городские утки-кряквы постепенно освоили новую для них среду обитания и то, что еще несколько лет назад казалось чудом, стало правилом: утки заселили город.

Почему утки стали зимовать в городе? Дело в том, что городские зимовки водоплавающих на северо-западе России удивительный феномен, и при этом — малоизученный. Ведь согласно законам природы, кряквам тоже полагается улетать на зиму в теплые края. Почему в этих птицах угас перелетный инстинкт? Актуальность выбранной темы заключается в том, что городские зимовки утки-кряквы еще не достаточно изучены, не найден окончательный ответ на вопрос почему угасает перелетный инстинкт и как утки приспосабливаются к новым условиям среды обитания.

Это обстоятельство и определило выбор тематики нашего исследования: «особенности зимовки утки-кряквы в условиях городской среды». Объект исследования: утка — кряква. Предмет исследования: особенности поведения и образа жизни утки-кряквы в условиях городской среды. Цель нашей работы заключается в исследовании факторов, способствующих зимовке уток в городской среде.

Изучение научной литературы по теме исследования позволило выдвинуть следующую гипотезу: мы предполагаем, что особенности поведения утки-кряквы влияет на ее образ жизни в условиях городской среды в зимний период.

В соответствии с целью и гипотезой исследования были определены следующие задачи: Изучение и анализ научной литературы, касающейся экологии и особенности поведения утки-кряквы в природе и в условиях городской среды. В ходе наблюдения обосновать тот факт, почему утки не улетают, а остаются зимовать. Рассмотреть вопрос о влиянии человека на адаптацию уток к городской среде.

Развитие навыков самостоятельной исследовательской работы, связанных с наблюдением, и анализом полученных результатов. Формирование бережного отношения к природе.

Для решения поставленных задач и проверки гипотезы были использованы следующие методы исследования:

  •  теоретический анализ литературы по исследуемой проблеме;
  •  наблюдение за уткой-кряквой.

Практическое значение исследования в том, что оно может быть использовано на уроках окружающего мира, во внеклассных мероприятиях.

МЕСТООБИТАНИЕ УТКИ-КРЯКВЫ

Естественная область обитания перелетных птиц обычно состоит из трех частей: гнездового ареала, области зимовки и зоны миграций, которую они могут миновать без остановки или опускаться для кратковременного отдыха. Но у крякв, ареал которых охватывает умеренные и субтропические области Европы, Азии, северной Африки и Северной Америки, она устроена иначе.

Между северными районами, которые птицы покидают после сезона гнездования, и теплыми зимовками, расположена зона двойного предназначения: для уток, которые совершают перелеты — это транзитная зона, но есть там и постоянные жильцы, перешедшие к оседлому образу жизни. Такое возможно только в тех районах, где зимой водоемы не замерзают.

В американской части ареала небольшие оседлые группировки крякв разбросаны по всем широтам между Канадой и Мексикой. На большей части территории нашей страны эти птицы ведут перелетный образ жизни. С севера Европейской части России и севера Западной Сибири они улетают на зиму к побережьям Западной Европы, из более южных районов Европы и Зауралья к Средиземному морю, на Каспий, в Иран или Ирак, а из сибирских и дальневосточных просторов — в северную Индию, в Китай и Японию.

Мест, где кряквы обитали бы постоянно, в нашей стране немного, только в самых южных её пределах да в Калининградской области. Но если в одних частях ареала эти птицы могут отступать от перелетных традиций, то почему бы этому не случиться где-то ещё?

Благоприятные условия для реализации утками-кряквами оседлой стратегии жизни сложились в крупных городах с их теплыми промышленными и бытовыми стоками, которые не дают замерзать ни стоячим, ни текучим водоемам, а коль скоро возникла новая экологическая ниша, то они не замедлили её заполнить. Хотя большинство птиц, покидая зимовки, стремится вернуться в места, где родились, кряквы нередко отступают от этого правила.

Мечение птиц кольцами показало, что с мест зимовки заметное их количество направляется не по «месту прописки», а присоединяется к чужим стаям и направляется в новые для себя места. По пути они могут «отвлечься» на привлекательный водоем — кряквы в этом отношении особенно сметливы. При строительстве водохранилищ, например, кряквы первыми из водоплавающих птиц осваивают новые места обитания и могут загнездиться там в первый же год после заполнения. И то, что именно этот вид первым решился внедриться в город — вполне закономерно.

Сравнение диких и одомашненных уток

Так что же за кряквы живут сегодня в Петергофе: потомки выпущенных или диких? А может быть, это утки, которые спаслись из охотничьих хозяйств, которых выращивают на фермах и выпускают перед сезоном охоты? Чтобы найти ответ на этот вопрос, биологам пришлось отловить несколько десятков уток, сделать множество промеров, а потом сравнить с дикими и одомашненными.

Ответ был однозначным: в плане анатомии питерские кряквы оказались ближе всего к диким перелетным. Но этим сходство не ограничилось. Особенности размножения у «горожанок» совсем как у диких. У уток на фермах в охотхозяйствах сезон размножения начинается раньше, а заканчивается позже, чем у диких и городских, период откладки яиц длится 85–105 суток, в то время как у городских при содержании в неволе на это уходит 22–55 дней, а у диких — 39–62 дней. Одна самка с фермы в среднем откладывает 50–70 яиц, а дикая и питерская, даже во втором поколении невольничьей жизни — не больше тридцати. У диких и городских уток яйца зеленовато-оливкового цвета, а у подсадных преобладают белые да светло-зеленые, и они крупнее. Таким образом, питерская популяция крякв произошла в основном от диких перелетных птиц, перешедших к оседлому образу жизни.

Городская среда встретила их с распростертыми объятьями. Пищи в водоемах оказалось достаточно, чтоб прокормить не только несколько сотен, но и гораздо больше птиц. Когда учеты только начинались, в Санкт — Петербурге насчитывалось около 3 тыс. крякв, тогда казалось: это очень много. А потом численность поднялась ещё выше и через несколько лет удвоилась.

Внешний облик утки-кряквы

Довольно крупная, речная утка с большой головой и коротким хвостом. Длина 51–62 см, размах крыльев 80–100 см. Клюв плоский, широкий с хорошо развитыми гребнями роговых пластинок по краям. Цвет клюва отличается у самцов и самок. У селезней в брачном пере он охристо-оливковый в основании и более охристый либо жёлтый на конце, имеет довольно широкий чёрный ноготок. У взрослых уток цвет клюва чаще всего варьирует от оливкового до тёмно-серого с оранжевыми краями, но может быть и полностью оранжевым. В основании клюва самки всегда присутствуют несколько мелких чёрных пятнышек.

У кряквы, как и у большинства других видов уток, в оперении хорошо выраженный половой диморфизм (внешние отличия между самцами и самками), особенно заметный зимой и весной, когда у уток образуются пары. Селезень в брачном пере очень красив, и его одеяние в это время точно сверкает цветами различных металлов. Черная голова его отсвечивает синим и зеленым пурпуром; цвет этот снизу отграничен узким белым ошейником. На спинной стороне оперение бурое и серое, с волнистыми белыми линиями и мелкими черточками; зоб и грудь каштановые; брюшко светло-серое, с более темными струйчатыми отметинами; подхвостье черное, с металлическим блеском; средние рулевые перья черного цвета и завиты колечками. На светло-сером крыле ярко выступает блестящее синее зеркальце (блестящая окраска второстепенных маховых), обрамленное бархатно-черной и белой каймами. У самки верх темно-бурый, с охристо-рыжими краями перьев; нижняя сторона светлее, рыжеватая, с темными пятнышками. На крыле также есть зеркальце. Оперение самки имеет защитный тип.

Селезень уже в сентябре одет в брачный наряд, который он носит всю зиму и весну, до начала летней линьки. В летние месяцы цвет его оперения сходен с цветом оперения самки, только едва темнее (в особенности верх головы); клюв у него более светлый, чем у самки, зеленоватый; ноги более яркого оранжевого цвета. Молодые селезни (вывода последнего лета) надевают брачный наряд позже, нежели старые. И у старых особей от различных причин осенняя линька может запаздывать или развиваться не полностью. Летняя линька селезней, то есть смена брачного наряда на тусклый летний, протекает очень бурно. Почти одновременно выпадают маховые перья. Поэтому птицы некоторое время не могут летать. Они забиваются во время линьки в самые, крепкие заросли глухих водоемов.

Условия обитания уток вгородской среде

Как перелетные кряквы, так и городские употребляют в основном растительную пищу. В отличие от многих других уток, они не любят нырять и предпочитают кормиться там, где могут дотянуться до корма с поверхности. Самое большее, на что они способны, это перекувырнуться вниз головой, оставив на поверхности поплавок-хвост. Поэтому их кормовая зона ограничена самыми мелководьями.

Еду они отцеживают из воды или жидкого ила (буквально пьют его), для чего по краям клюва у уток есть частые роговые зубчики. Могут кряквы кормиться и на суше, ощипывая нежные части растений. Но последовательными вегетарианцами их не назовешь: из ила и воды утки заодно добывают рачков, личинок насекомых и червей. Животные корма особенно важны для них летом, в период размножения, а зимой — растительные, но высококалорийные. А в городе ещё и люди стали их подкармливать.

Насколько важно это для питерских водоплавающих, орнитологи узнали десятилетие спустя, после смутных времен экономических перестроек, когда обнаружилось, что численность зимующих уток напрямую связана с благосостоянием горожан и стоимостью хлеба.

Из результатов переписи, орнитологи узнали, что среди зимующих крякв есть две большие группировки. Одна состоит из птиц, обитающих на небольших водоемах в глубине города. Они совершенно оседлые, никогда не покидают город, здесь и зимуют, и выводят утят. Это те самые утки, которые держатся возле набережных, и, завидев прохожего, устремляются к нему в надежде получить лакомый кусочек.

Другая группировка — из птиц пугливых, они предпочитают просторы реки Невы на выходе из города.

Особого патриотизма к северной столице эти утки не испытывают и в экстремально морозные зимы, какая была два года назад, эти птицы способны откочевывать к югу.

Есть кряквы и в Ленинградской области, но там им живется трудно: браконьеры продолжают охотиться на них даже в зимнее время. По большому счету, холода городским уткам не страшны, это ещё одна особенность городской среды. Сопоставление температурного графика и изменений в численности птиц показало, что морозы влияют на птиц лишь в периоды бескормицы.

В трудное время особо холодными зимами утки находили спасение на водохранилищах, но когда экономическая ситуация исправилась и люди снова стали их подкармливать, кряквы вернулись в излюбленные места: на Ольгин пруд в г. Пушкин, на Фонтанку и другие городские водоемы. И холода им опять не страшны.

Согласно теории, если популяция достигает такого размера, что ей уже не достает пищевых или каких-либо иных ресурсов, возрастает смертность. Однако ни в 1990 году, ни в нынешнем никаких признаков падежа среди птиц не было. Все они выглядели здоровыми, активными — на радость учетчикам и жителям соседних кварталов. Значит, предел ещё не достигнут.

Главный специалист по городским водоплавающим Владимир Храбрый считает: «Пока есть город, и горожане к ним относятся сочувственно — утки из города не исчезнут».

Особенности поведения и образа жизни утки— кряквы в условиях городской среды

С каждым годом все больше птиц не улетают на зиму из Петербурга. Орнитологи отмечают — в городе остаются зимовать не только утки, но и другие виды птиц, которых принято считать перелетными. Каждый год в Петербурге зимует более 8 тысяч пернатых.

Наблюдения за утками проводились с осени 2015 года до февраля 2016 года. Наблюдения велись с частотой 2 раза в неделю, сопровождались периодическими подкармливаниями птиц. Район осмотра — Ольгин пруд г. Петергоф Время наблюдений утром в выходные, в рабочие дни во второй половине дня.

В ходе наблюдений отмечались следующие параметры:

  •  активность животных,
  •  область наибольшего скопления,
  •  поведение во время подкармливания,
  •  численность птиц.

 Полученные результаты фиксировались с помощью фото и записью в блокнот.

С каждым годом все больше птиц не улетают на зиму из Петербурга. Орнитологи отмечают — в городе остаются зимовать не только утки, но и другие виды птиц, которых принято считать перелетными. Каждый год в Петербурге зимует более 8 тысяч пернатых.

Привычным местом обитания уток зимой является канал у собора Петра и Павла в Петергофе. Там проточная вода не дает корке льда покрыть водоем. Утки там зимовали каждый год. В декабре 2015 года канал был осушен, и утки разбрелись в поисках пищи по замёрзшему Ольгиному пруду. Они сидели на снегу, поджав лапы, но привычное место не хотели покидать. Птиц было очень много! В этом году особенно!

18 января 2016 года был произведен учет уток на Ольгином пруду и канавке Нахимсона в Новом Петергофе. Было учтено 1469 крякв (806 самцов и 683 самки). Птицы сидели на берегу вдоль пешеходных дорожек и на Ольгином пруду. Самые многочисленные скопления крякв наблюдаются неподалеку от рынка, где уток кормят. Утки держатся на местности группами, почти не смешиваясь. Если птиц спугнуть, то в воздух поднимаются не все утки, а одна или две стаи по 25–30 штук в каждой. При кормлении утки поднимаются, становятся активными.

Горожане приходят с детьми и бросают уткам в основном белый хлеб, который не особенно полезен уткам. От такого питания многие самки не приступают к размножению весной.

Оценивая результаты наблюдений можно сделать следующие выводы:

Утки зимой в городе чувствуют себя более чем вольготно. Если хотят есть, то выходят на дорожку, не дают пройти — просят еду. Пока есть корм, городские утки никуда не улетят. Держатся стайками по 20–30 штук в каждой.

В последнее время стали менее пугливыми. Подходят очень близко во время кормления. Численность зимующих крякв возрастает. И это при том, что из-за несоответствующего физиологии птиц питания, многие самки не приступают весной к размножению.

Кряквы перешли к дневному образу жизни, хотя по природе они ведут ночной образ жизни. Это скорее всего связано с отсутствием опасности со стороны людей.

Кряквы очень украшают городскую среду. Селезни — нарядные, с переливчато-зеленой головой, белым ошейником, светлой грудью и кокетливыми завитками из хвостовых перьев, скромные пестро-бурые уточки и очаровательные пуховые утята — они не могут оставить равнодушными ни взрослых, ни детей. Тем более, что они нас совсем не боятся.

Кряквы уже научились попрошайничать: стоит прохожему на набережной остановиться, и утиная флотилия боевым порядком направляется к нему: не принесли ли хлебушка? И мы приносим. Но хорошо ли мы делаем? Может быть, вмешиваться в природные процессы не стоит? Ведь, подкармливая уток, мы ставим их в зависимость, и должны принять ответственность за их будущее — как говорил лис Маленькому принцу в сказке Антуана де Сент-Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого приручили».

Литература: Фридер Зауер. Птицы обитатели озёр, болот и рек — М.: АСТ, Астрель, 2002. — С. 108–109. — 287 с. Корбут В. В. Питание. Особенности жизни кряквы; Изменчивость городских птиц // Урбанизированная популяция водоплавающих (Anas platyrhynchos) г.Москвы — М.: Аргус, 1994. — С. 89–150. Фридман В. С., Ерёмкин Г. С. Урбанизация «диких» видов птиц в контексте эволюции урболандшафта. Биологический факультет МГУ, Москва, 2008 Интернет-ресурсы: http://ru.wikipedia. http://www.ecosystema.ru www.vokrugsveta.ru Публикация № 3 (6), май 2016 г. г. Скачать выпуск Автор Шищенко Диана Дмитриевна Научный руководитель Михайленко Татьяна Михайловна Рубрика Естествознание

Пожалуйста, не забудьте правильно оформить цитату:
Шищенко Д. Д., Михайленко Т. М. Особенности зимовки утки-кряквы в условиях городской среды // Юный ученый. — 2016. — №3. — С. 187-191.

 

То, что все практически Депутаты ГД у нас не Серые шейки, ни у кого не вызывает сомнения, также, как и депутаты Горсоветов и Заксобраний, мэры и губернаторы. Но Серой Шейке в сказке  помог обычный мужик в зипуне… хотя в Царской России было известно немало людей и из богатых, которые искренне помогали многим. Но нынешняя история, увы, ими не богата...

Запустите волну сарафанного радио:

54 человек готовы участвовать в продвижении публикации, но ждут Вашего решения. (присоединиться)

сарафанных баллов

У нас не ставят лайков, мы выражаем признательность автору иначе! Каждый сарафанный балл, который Вы перечислите на баланс публикации, превратится в одного уникального читателя. Члены сообщества ИнфоНарод.РФ зарабатывают сарафанные баллы тем, что распространяют публикации. А в будущем, они так же вкладывают баллы в распространение других публикаций. Будьте ответственны! Не помогайте публикациям продвигаться, если они негативно влияют на окружающий мир. И наоборот, помогайте, если они направлены на развитие общества!

Зарегистрируйтесь в системе ИнфоНарод.РФ, чтобы продвигать публикации.

Раздел комментариев к данной публикации:


Автор комментария: Незарегистрированный пользователь
Дата публикации: 18/12/2016 (23:14)

Если А.Карелин не хочет играть Серую шейку, как он говорит, то ему можно предложить на выбор роли: улетевшего селезня с утками, лисицы, зайца (зайцев) или глухаря. Это, если следовать мультфильму 1948 года, где нет уже роли мужичка. А если следовать сказке автора Д.Н. Мамина-Сибиряка, то там есть ещё роль старичка, спасшего Серую шейку. Прямо скажем, выбор не богат: бросить своих Серых шеек, т.е. избирателей, и улететь, начать охотиться на них, или спасти.


Автор комментария: Незарегистрированный пользователь
Дата публикации: 19/12/2016 (10:38)

Всё правильно, в мультфильме Серая шейка храбрая и спасает зайца от лисы, от чего и пострадала, зачем депутатам спасать своих избирателей, многие депутаты - лисы и им и так хорошо и без избирателей , ведь механизма отзыва нет? живи себе ещё 5 лет в своё удовольствие. Многие депутаты ещё и сущие глухари, только не как в советском мультфильме не премудрые.Так что приходите на митинг. Спасение утопающих - дело рук самих утопающих!
НЕТ РОСТУ
ПЛАТЕЖЕЙ НА !
15%
Почему депутаты и мэр приняли сторону монополистов,
а не жителей города?
Почему обновлять трубы хотят за счет наших кошельков,
а не за счет монополистов?
Почему, повышая нам тарифы, СИБЭКО закупает
роскошные автомобили за 6,5 миллионов рублей?
30 ноября депутаты горсовета согласовали рост тарифов
ЖКХ для жителей Новосибирска
,
на 15% вместо 4%
рекомендованных правительством РФ.
Рост тарифов нужно остановить!
пройдет
24 декабря
митинг протеста, на котором мы зададим простые
вопросы:
Митинг
24 декабря в 12:00
в парке «Городское начало»



Image CAPTCHA

Логотип

Экомир

Канал Общественного движения "В защиту лесов" об экологических проблемах и путях их решения.

Предложить публикацию

@

Модераторы содержания канала: Борис Алексеевич Сысоев; Яшкова Наталья; Прийдак Наталья Владимировна; Александр Князев; Марина Петровна Кузьмина;
Дата создания: 03.10.2014 (19:38)