Власть СМИ и искажение информации

Автор: Борис Алексеевич Сысоев
Дата публикации: 25.10.2017 (13:14)

Информация помечена тегами:

искажение информации СМИ информационные процессы Инфонарод информационная безопасность

3151
* количество прочтений.

Статья в еженедельнике  «Континент Сибирь» с таким ярким названием "Сергей Меняйло: «Открытость, публичность, обоснованность — то, на чем должна базироваться власть» " побудила меня написать о СМИ и их роли в управлении информационными процессами.

Уже давно были начаты и почти написаны статьи, а задумано их было несколько, но всё как-то не хватает времени довести до чего-то приемлемого… Эта статья не будет политизирована, она о сущностном. Об искажении информации.

Ранее, в таких публикациях, как "Правда и ложь о митинге "Защитим свою Веру!", в ремонте Оперного театра: "Оперный театр в День строителя-2014. Чиновничий реализм...", мы затрагивали эту тему, но только  на местном материале и то по случаю. Вспоминали и известный с советских времён анекдот о зарождении социалистического реализма:

" Тимур Хромой решил запечатлеть свой образ на полотне. Призвали живописца. Тот посмотрел и написал Тимура, как он был - хромого и кривого. Тамерлан велел казнить художника. Так погиб реализм в искусстве. Привели другого живописца. Тот написал Тимура красавцем, глаз не отвести. Тимур повелел казнить и этого художника. Так погиб романтизм в искусстве. Призвали третьего живописца. Тот усадил Тимура здоровым боком и так и запечатлел. Тимур повелел наградить художника. Так родился социалистический реализм». Так звучал анекдот в советское время. Все смеялись. К сожалению, всё это, в конце концов, привело к событиям совсем не смешным...

Обобщим. В ситуациях, когда в обществе есть разные группы влияния, не способные достойно и конструктивно вести друг с другом диалог - каждая уподобляется создателю вот такого "социалистического" реализма в "свою пользу",  тогда знакомящийся с информацией человек, в зависимости от жизненного опыта, предпочтений, принадлежности к той или иной референтной группе или команде, уровню критичности и аналитичности, доверчивости, как правило, занимает ту или иную позицию по какому-либо из спорных вопросов.

Не все могут следовать принципу, провозглашённому В.И. Лениным на   третьем съезде ВЛКСМ (многие из ныне живущих в России уже и  не знают о таковом вообще): "Ни слова не принимать на веру..."  Или следовать словам апостола Павла: "Испытывайте своих епископов… (то есть руководителей)" (ведь не все христиане в России). К слову сказать, первой религиозной организацией, ставшей проверять своих руководителей,   было христианство. Эта мировая религия до сих пор хранит память об апостоле Фоме ("Фома неверующий", неделя апостола Фомы), положившем начало новой культуре отношения с властями. К сожалению, со всеми последователями этого, в своё время массового, направления в христианстве очень жёстко обошлись в конце 4 века н.э., и развитие христианства пошло по совсем иному пути, успев дать ветку, из которой выросла современная наука, где принцип верификации, то есть проверки, незыблем. 

К сожалению, любая проверка требует во многих случаях  не только доброй воли, но ещё и времени. Если Христос дал себя проверить (нижестоящим), то далеко не все так поступают. А с наличием  временного ресурса   в России тоже не просто, и чем более развитой становится наша страна, тем  всё хуже и хуже. В СССР  свободное время охранялось законом, мы делали публикацию об этом  Время и эффективность общества (по материалам исследований  1968). Сейчас, увы, его, времени, фактически - нет, хотя  во многих странах нового технологического уклада его становится всё больше и больше. И это не только сокращение часов рабочей недели; если сейчас сделать это у нас, то люди в освободившееся время будут работать, чтобы выживать. Мы говорим о действительно свободном времени, которое уже не  расходуется на заработок.

Зачастую, сформировавшись, эти позиции бывают очень устойчивым, и уже далее определяют отношение ко всему, что бы ни произошло и ни случилось. Отсюда всевозможные установки на Николая II, Ленина, РПЦ, Сталина, Путина и прочие… и прочее… Далеко не все хотят в чём-либо разобраться и пытаются разбираться, но точку зрения, как правило, кого о чём бы  ни спросил, имеют по любому поводу обо всём. И если ты не разделяешь чью-то точку зрения, то ты или враг одной группы, или враг другой группы. Прослойка тех, кто готов к серьёзной и глубокой дискуссии, крайне тонка, а фактически её пока ещё нет, её ещё надо бы создать, если мы хотим жить по законам разума. 

Нетрудно заметить, просмотрев видеозапись и статьи того или иного события, насколько они отличаются. Сегодняшние СМИ, включая правительственные СМИ, СМИ местного самоуправления, а также СМИ, которые к ним не относятся, далеко не полно и не точно отражают информацию какого-либо мероприятия или события. Несмотря на то, что сегодня уже появились  и возможности для этого. Заинтересованный гражданин,  в большинстве случаев, не может получить информацию, даже приложив серьёзные усилия и потратив на это массу времени, не говоря уже о  том, чтобы повлиять на что-то, имея соответствующий опыт, знания и интеллектуальные способности.

Стоит посмотреть, например, выступления на международном дискуссионном клубе «Валдай» - видео и статьи, - и вы увидите существенную разницу. Я бы даже сказал больше: от того, как снимают  те или иные СМИ будет зависеть,   будете вы с интересом смотреть или зевать. Настолько по-разному работают группы видеооператоров и те,  кто управляет  сводной картинкой, то есть той, которая доводится до зрителя. Одних мне интереснее смотреть, а других - менее интересно или совсем скучно.

Но что мы имеем на выходе,  то есть у населения? Обратите внимание, сколько людей посмотрело видео и сколько прочитало статьи? Несоизмеримо. Мой небольшой опрос показал, что большая часть довольствуется кратким просмотром всего одной статьи из того источника, к которому читатель привык. Людей, которые просмотрят несколько статей и несколько источников, совсем мало, тем более, что надо ещё и поискать, а поисковики далеко не всегда предложат самый полный текст, они заточены не на  это. А тех, кто просмотрел, не отвлекаясь, видео, можно сказать, исчезающе мало  в общем составе.

Мало того, что  тем или иным  событием далеко не все интересуются в современном обществе, ведь это не СССР, где многие интересовались многим. Большей части   всё  уже мало интересно. Поэтому возрастает роль интерпретаторов и блогеров, но и их охват аудитории, если проанализировать, не столь большой, чтобы существенно влиять на принятие решений в ситуации ЧП.

Событие прошло, и след о нём уже теряется через небольшой отрезок времени, и никто не вспоминает и не анализирует и не рефлексирует. Масса второстепенных интересных новостей,  основанных на ярком эмоциональном воздействии,  размывает существенные базовые события, а потом и сами тут же пропадают из памяти и сознания. Настроение в обществе становится зависимым от тех ветров, которые дуют в СМИ.

Стенография с публикацией могла бы решить немало проблем, но вот СМИ, не только правительственные, но местного самоуправления, такой работой себя не обременяют. Несмотря на то, что сегодня технических средств значительно больше, чем в совсем ещё недалёком прошлом.

Видеоформаты требуют существенно больше времени, которого почему-то, чем  технически развитее  мы становимся, тем меньше остаётся в России, в отличие от других стран.

Видеозаписи событий  менее искажают информацию, поэтому предпочтительнее, и  могли бы для тех, кому нужна достоверная информация, быть весьма пригодны.

Но, несмотря на уже достаточную техническую составляющую, полноценным видеоконтентом власти всех уровней предпочитают своих граждан не обеспечивать  (это касается всего: и ОП РФ, и Госдумы, и «Валдая», и различных Советов при.., а также  Заксобраний и Горсоветов, публичных слушаний и т.д.)

Моя переписка с отделом информационных технологий в прошлом году показала, что в Новосибирске давно закуплено соответствующее оборудование, ещё при мэре В.Ф. Городецком, оно  позволяло бы вести прямую трансляцию все заседания всех комитетов  и хранить их выпуски для всех, а не только для избранных, по спецссылкам. Аналогичная информация имеется и от областного правительства, на это потрачены были бОльшие деньги, но нет политической воли, как мне объяснили те, кто владеет информацией изнутри.

СМИ вольно или невольно формируют граждан с дефицитом достоверных представлений и достоверной информации, фактически граждане и власть, как в басне И.А. Крылова "Лиса и журавль". СМИ, к сожалению, не помогают включаться тем, кто хотел бы  и мог бы участвовать, в открытых обсуждения для нахождения тех решений, о которых всё время говорит власть,  в частности полномочный представитель президента С.И. Меняйло.

Ниже мы приведём несколько полезных, с нашей точки зрения, статей для осмысления темы искажения информации и её последствий в обществе.

А в дальнейшем предполагаем опубликовать несколько почти уже готовых с давнего времени статей, не потерявших своей актуальности.

Тема эта, разумеется, не такая  простая, и может  для кого-то показаться  тяжеловесной, но мы решили, не сильно перегружая, совсем  немного всё-таки погрузить наших читателей в тему, поскольку, не развив информационной,  достоверной, доступной, полноценной среды  и критического отношения, трудно говорить об устойчивом развитии России. Правда, это касается   не только России. Но наш ресурс не столь мощный, как мировые СМИ, и не нам, увы, влиять на мировое сообщество. Дай, Бог, повлиять на новосибирское и на  российское, если нас кто-то подхватит из тех СМИ, кому близок наш подход, и  у которых другой уровень влияния на массового жителя нашей Родины  и за рубежом.

Разумеется, было бы совсем хорошо, если бы полпред сумел найти нужного человек, а лучше команду, для осуществления своего тезиса, и он остался бы не просто тезисом, который подвиснет в воздухе, как часто бывает, в том числе с благими помыслами и указами президента РФ.

Коротенькая статья из недалёкого прошлого НСО  "Приходите в гости к нам..." по мотивам русской сказки "Лиса и журавль" о том, как пригласили на обсуждение по вопросам "О работе общественных советов при органах власти..."

"В поисках диалога" - о том, как искали, а точнее, о том, как   не искали диалог в НСО по проблемам ЖКХ на областном  правительственном уровне. Постоянная имитация поиска диалога  в НСО, что на городском, что на областном уровне -  это диагноз власти. Удастся ли новому и.о. губернатора А.А. Травникову, новому председателю СО РАН В.Н. Пармону поддержать посыл полпреда - пока остаётся под вопросом. Но то, что, что без современных форматов прямых трансляций  с обсуждениями в СМИ полноценный  диалог не возможен для области с населением 2,5 млн. человек и полуторамиллионного города - это понимают все. 

Боюсь, что, если полпреда не услышат, как не услышали нас,  может ещё раз  наступить в жизни Новосибирска момент,  о котором мы писали в статье "В поисках диалога" (и не только в ней), где  мы предупреждали загодя  власти НСО: "В следующий раз, когда "лиса" пригласит к себе в гости "журавля", он уже не пойдёт, а пошлёт "лису" куда подальше, и залы будут пустые. Народ найдёт свои пути решения своих проблем, как вода, он просочится под препятствиями, обойдёт их и выстроит те структуры, которые будут ему понятны и эффективны. Наступит момент, когда народ почувствует свою силу и увидит, как мало тех жалких, никчёмных лицемеров, которые будут зазывать к себе на приём, на переговоры, лишь бы народ пришёл. Не удивлюсь нисколько, если в этом году или в следующем народ выйдет с лозунгами  отправить в отставку и депутатов, и мэров, и губернаторов, всех тех, кто не в состоянии обеспечить понятное, прозрачное и эффективное управление"Увы, зачастую история никого не учит...

Мы живём в сложный информационный век, где решающим фактором развития  государства ли, города ли, области, региона или человека является качественная, достоверная информация,  получаемая и перерабатываемая  в единицу времени. И наверное, давно уже назрела  необходимость включить в программу обязательного обучения  в школах и вузах  России курс по основам информационной безопасности. Тем более, что и учебники по нему уже есть. Ниже опубликованы, для примера, некоторые главы  одного из них, изданного  Государственным университетом морского и речного флота имени адмирала С.О. МакароваСанкт-Петербург.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО МОРСКОГО И РЕЧНОГО ФЛОТА

ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МОРСКОГО И РЕЧНОГО ФЛОТА ИМЕНИ АДМИРАЛА С.О.МАКАРОВА»

кафедра экономической теории

 

В.Д.Бирюков, Э.П.Теплов

Гуманитарные аспекты информационной безопасности:

логические основы, методология и методика поиска истины

и выявления манипуляций

Учебное пособие

Рекомендовано Редакционно – издательским советом

Государственного университета морского и речного флота

имени адмирала С.О. Макарова

Санкт-Петербург

2015

Р е ц е н з е н т ы :

профессор, д.т.н., заведующий кафедрой комплексного обеспечения информационной безопасности ГУМРФ имени адмирала С.О.Макарова

Нырков А.П.

доцент, к.ф.н., член-корр. МАНЭБ, главный редактор научно-образовательного аналитического журнала «Жизнь. Безопасность. Экология»

Г.Ф. Андросенко

Бирюков В.Д., Теплов Э.П.

В основе этого третьего пособия лежит вывод о том, что информационные агрессоры в число важнейших направлений своих атак включают подрыв, разрушение логического мышления – защитного барьера многих методов манипулирования сознанием людей. Поэтому в работе кратко изложены основы системно-логического мышления, базирующегося на парадигме русской культуры, описаны правила логических операций и раскрыты некоторые типичные приемы, которые используют манипуляторы в своих аргументах, суждениях и умозаключениях.

Издание подготовлено в помощь студентам, магистрам и аспирантам, изучающим курс по программе бакалавриата 090900.62 по направлению «Гуманитарные аспекты информационной безопасности.» Выполнена в соответствии с планом кафедры экономической теории.

 

https://studfiles.net/preview/1854778/

3. Искажение информации и дезинформация.

Работа с неточной, неполной и разрозненной

(фрагментарной) информацией

 

Искажение информации и дезинформация

Следует учитывать, что поступающая к Вам информация может быть:

1) доведена как дезинформация прямо Вам или данному источнику информации;

2) искажена источником преднамеренно;

3) изменена - произвольно или непроизвольно - в ходе ее передачи.

Устные сообщения, циркулирующие по горизонтальным и неформальным каналам, менее подвержены искажениям и направленному дезинформирующему воздействию (хотя и слухи могут запускаться с целью дезинформирования).

Запомним и то, что информация, предназначенная для руководителей (организации, региона, государства), тоже искажается: обычно приукрашивается из-за извечного желания угодить начальству, получить вознаграждение, избежать наказания.

Хотя бывает и наоборот (чтобы «подставить» коллегу, начальника): информация намеренно обрисовывает ситуацию как просто предельно паршивую.

Как анализировать информацию для выявления искажений и дезинформации?

Возможно использование следующих критериев.

При намеренной дезинформации (которую уже получили) чаще всего применяют как заведомую ложь, так и утонченную полуправду, исподволь подталкивающую воспринимающих к ложным суждениям, решениям, к тем действиям, которые нужны дезинформатору, манипулятору.

Наиболее распространенными приемами дезинформации, используемой в манипулировании, являются:

1) прямое сокрытие фактов;

2) тенденциозный подбор данных;

3) нарушение логических и временных связей между событиями;

4) правдивое информирование, но в таком контексте (с добавлением ложного факта или намека), чтобы она воспринималась как ложь;

5) изложение важнейших данных на ярком фоне отвлекающих внимание сведений;

6) смешивание разнородных мнений и фактов;

7) сообщение информации такими словами, которые можно истолковывать по-разному;

8) сокрытие ключевых деталей факта.

Искажения, возникающие в процессе ретрансляции исходной информации, чаще всего происходят из-за:

1) передачи только части сообщения;

2) пересказа услышанного своими словами ("испорченный телефон");

3) пропуска фактуры через призму субъективно-личностных отношений.

Для успешности противостояния намеренной дезинформации следует:

а) различать факты и мнения;

б) задавать себе вопрос: «Способен ли данный источник информации по своему положению иметь доступ к сообщаемым фактам?»;

в) учитывать субъективные (самомнение, фантазии) характеристики источника и его предполагаемое отношение к выдаваемому сообщению;

г) обязательно использовать дублирующие каналы получения информации;

д) исключать все лишние промежуточные звенья передачи информации;

е) помнить, что особенно легко, с доверием воспринимается та дезинформация, которую Вы предполагали или очень хотели бы получить.

 

Работа с неточной, неполной и разрозненной

(фрагментарной) информацией

Что нужно сделать для уточнения информации, увеличения ее полноты? Какие попытки могут помочь сформулировать гипотезы, придать смысл фактам, на первый взгляд кажущимся разрозненными или смешанными?

Прежде всего в этом случае нужно  уметь пренебрегать собственными предубеждениями. Если Вами недооценивается противник ("одним полком ВДВ раздавим Дудаева за 2 часа"), то всегда вы будете пытаться исключить априори определенные гипотезы о нем и 9 к 10, что на этом он и поймает Вас, если информацию он вбросил намеренно.

США недооценили дух независимости вьетнамцев, израильтяне недооценили способность палестинцев к восстанию на оккупированных территориях, западные предпринимателя недооценили японское «наступление» в 70-е годы, Гитлер недооценил потенциальные возможности СССР и аппарат его управления.

Если легко выразить принцип пренебрежения своими предубеждениями, то трудно его применить, поскольку не часто совершаются одни и те же ошибки.

Здесь нам вновь может помочь метод "циркуляция".  Неполная и неточная информация может быть уточнена и дополнена специалистами Вашей же компании, которые вплотную занимаются такими же проблемами и решают аналогичные задачами. Могут помочь и независимые эксперты, ученые, работающие по той же тематике, к которой относится эта неполная и/или не точная информация.

Может помочь и метод "синтез"когда мы соединяем все обрывки информации, касающиеся одной проблемы, предмета, процесса (компании и т.д.), чтобы создать общее представления о деятельности (действии) изучаемого субъекта, организации, процесса. Это не всегда легко, потому что часто не достает частей или они неподходящей формы.

И в первом и втором случае важно найти второй и третий источник информации, которая является важной или очень важной. Словом, и при «синтезе» мы можем прибегать к таким источникам информации, как высококвалифицированные специалисты Вашей фирмы, посторонние ученые, эксперты, специалисты, газеты, журналы, сайты в Интернете и т.д.

Главное (и иногда единственное решение), в том числе и для того, чтобы избежать ловушки, не клюнуть на дезинформацию, заключается в том, чтобы запросить мнение совершенно различных лиц (не связанных прямо с вами,  независимых экспертов ). Это позволит не только сличить мнения, но и получить сведения по определенным предположениям и даже больше.

Есть три-четыре приема, которые позволяют получить вероятностные гипотезы.

Метод "расширения"  состоит в том, что для данных, имеющихся в распоряжении, подыскивается наиболее соответствующее объяснение. Часто при завершении формулирования нескольких гипотез обнаруживаются противоречия. В этом случае важно проделать следующее:

1) найти ту информацию, которая способна подтвердить или первую или вторую гипотезу;

2) отбросить ту гипотезу, которая не подтверждается

Разумеется, в первую очередь следует анализировать информацию о худшем развитии событий, но не наоборот.

2. Метод "намерения"  состоит в обнаружении того действующего лица, в намерения которого входят последние факты, полученная информация. Но нельзя думать за кого-то!

Просто необходимо поставить себя на его место, чтобы понять,  какую   игру он ведет , чтобы сделать вывод о его возможных действиях. Исходя из этого, строится множество гипотез относительно его намерений и каждая из них исследуется (как они объясняются информацией) Наконец, сравнив гипотезы с имеющимися в наличии данными, выбираем гипотезу (или гипотезы), которая охватывает самый большой диапазон наблюдений, информации.

Представим, например, Японию: небольшие острова (примерно половина Франции), сильное индустриальное государство, но практически лишена запасов сырья (и это, в числе прочего проявляется в том, что она не очень любит всю Азию, особенно своих самых близких соседей - корейцев и китайцев). При таких условиях один из самых важных вопросов, который решается японцами - это снабжение сырьем, продовольствием.

Рассматривая карту, вы обнаруживаете, что Сибирь со своими огромными ресурсами относительно недалеко и к ней имеется прямой доступ. Отсюда можно делать выводы: о заинтересованности Японии в установлении хороших отношений с Россией; о появлении среди японских предпринимателей таких, которые могут войти в преступный сговор с российскими таможенниками по вопросам контрабанды сырья и т.д.

Качество анализа и интерпретации в большой степени зависит от профессиональной принадлежности эксперта, к которому обращается аналитик. При анализе хозяйственной организации это означает, что наиболее подходящим лицом для интерпретации определенной информации является человек, обладающий ответственностью в соответствующей функциональной области (производство, маркетинг, финансы, исследования и разработки и т.д.)

 

4. Экспресс-критерии возможного манипулирования

и экспресс-интерпретация информации

Экспресс-критерии манипулирования. Как мы объясняли ранее, эффективное манипулирование людьми возможно при «некритичности» их сознания, с опорой на эмоции (и эмоциональные образы) и с учетом особенностей обыденного уровня сознания. Как известно, сознание человека имеет три уровня: эмоциональный, обыденный (рассудочный) и научный, профессиональный. Есть еще и подсознание, куда вход открывается через чувственно-эмоциональный уровень.

Человек в своей профессиональной сфере действует для того, чтобы выжить, прокормиться, одеться, содержать семью. И в этой сфере он стремится быть специалистом и ему что-то «впарить» в этой области очень трудно. Но в других областях он находится на обыденном или даже на низшем, чувственно-эмоциональном уровне. И здесь есть, где развернуться манипуляторам, если находящийся на этих уровнях человек не осознает своей некомпетентности.

Если он умен и понимает, что в том-то и том-то он некомпетентен, то он обратится к специалистам в этих областях, возьмет в руки книги, чтобы самому разобраться. И тогда манипуляторам трудно справиться с ним.

А если человек не отдает себе отчета (не очень умный) в том, что он в данном вопросе некомпетентен, то уже есть возможность тем или иным способом внушить ему то, что нужно манипуляторам. Внушить и на уровне сознания и на уровне подсознания.

Что помогает выявить возможные попытки манипулировать эмоциями, обыденными представлениями, некомпетентностью людей в той или иной сфере жизни? Помогают вопросы, которые нужно задать самому себе для экспресс-оценки полученной информации:

1.Кому выгодно распространение этой информации или этих слухов?

2.Зачем нас информируют об этом и именно таким образом, используя эмоции, эмоционально окрашенные картинки, образы?

3. Каков уровень профессиональной компетентности в данной сфере человека, информирующего нас о чем-то важном в этой сфере жизни?

4. Почему эта информация стала новостью и почему эта новость именно так подается в СМИ, в межличностном общении.

5. Что хотят от нас, сообщая эту информацию, каких действий от нас ожидают ?

6. Будут ли ожидаемые от нас действия действительно способствовать выживанию и развитию нас, наших семей, нашего народа?

7. Выполнял ли ранее свои прежние обещания человек, который сегодня нам что-то опять обещает?

Выявить признаки манипулирования позволяет и знание признаков этих мошеннических информационно-психологических операций. Для экспресс-оценки используются только признаки самых распространенных манипуляций. Напомним, что из таких признаков манипуляции первым признаком является лесть.

Здесь характерны такие фразы: «Вы же умный человек», «Вы же патриот нашей Родины», «Вы же настоящая женщина», «Вы достойны лучшего» и т.д. А дальше, «смазав» Вашей положительной эмоцией манипуляцию, начнут «впаривать» новую идею (вне сферы Вашей компетенции), кандидата в депутаты, новые трусы, косметику и т.д., которые должны стать Вашими. Ведь Вы же достойны только лучшего…

Второй возможный признак манипулирования – ссылки на:

(1) неких безымянных ученых, организации, созданные для рекламы идеи, товара (Центр политических инициатив народа, Ассоциация стоматологов и пр.),

(2) то, что «так думает большинство» и

(3) магические силы, Провидение, экстрасенсов и т.д.

(фразы типа: «Как считают ученые», «Весь наш народ требует», «Абсолютное большинство людей одобряет», «Всем давно известно» и т.д.)

Третий признак возможной манипуляции является реализацией древнего принципа «Разделяй и властвуй». В этом случае Вас хотят противопоставить кому-то или кого-то делают «злодеем», покушающимся на Вашу безопасность. Без всякой рациональной аргументации, заменяемой какими-то лозунгами.

Например, фразы типа: «НАТО – угроза для России. Украина рвется в НАТО».

Что НАТО может быть угрозой России – правда, а вот то, что Украина рвется в НАТО – ложь. Народы Украины проголосовали за нейтральную Украину, вне военных союзов и блоков. И устраивают такой «горячий прием» натовским попыткам провести учения на ее территории, что нам бы, русским, у них поучиться. Заявления о стремлении в НАТО исходят пока не от народа, а от отдельных украинских политиков, т.к. правящая украинская группировка, олигархи Украины ориентируются на Запад. Но зачем же стравливать наш народ со всем братским украинским народом? Значит, кому-то это очень нужно.

Четвертый признак возможной манипуляции - «аргумент полицейского» или «дамский аргумент».

В первом случае информация подается примерно так: «Мы за счастье народа, за порядок. Вы против нас, значит вы против народа». Во втором случае исключается любая третья, четвертая позиция, любое иное мнение. Только «черное» или «белое». Другие точки зрения недопустимы (по типу: «Я, как ты считаешь, очень красивая?», «Нет», «Значит, ты, сволочь, считаешь, что я уродина!»).

Пятый признак возможной манипуляции – «корпоративщина» или «своя команда». Идея этого приема в том, чтобы заставить Вас считать себя примерно равным Хозяину и заставить вас работать за меньшую зарплату «на общий, командный интерес» и чтобы Вы не думали, что Хозяин получает в разы больше, чем Ваша зарплата.

Для этого, например, на корпоративных вечеринках можно без галстука пообщаться и выпить с Хозяином. В этом идея и технологии «Хождения вождя в народ» и т.д.

Шестой признак возможной манипуляции – ломаная логика информации или подмена понятий.

Пример: «Вы же любите Родину (лесть)…. Что хорошо Газпрому, то хорошо и нашей Родине» (словом, любите и Газпром).

Как идет подмена понятий можно показать и на 20-летнем примере Украины, братской для русских и белорусов страны, когда реализовывалась технология манипулирования «Окно Овертона» (о ней расскажем позже).

Сначала: «Победа в войне далась нам великими потерями». Потом: «Победа нам далась слишком большими потерями». Потом: «А за что мы воевали?» Потом: «Так воевали не мы, а другие, мы были пушечным мясом кровавого Сталина».

Потом: «Победители в войне совсем не СССР!» Потом: «Победители в войне совсем не русские, а американцы». Потом: «Америка – всем пример, а в ней сегодня процветают бывшие бойцы УПА». Как итог: «Во второй мировой войне за Украину воевала только УПА. И именно они и были главными героями, и поэтому они наши герои». « А русские были оккупантами». «Ну, ничего, Бандера придёт и порядок наведет»…

Другой пример«Украинский язык надо развивать» - «украинский — это душа народа» - «мова — это единственный язык страны» - «русский язык нужно ограничивать, потому что много лет назад так с мовой поступали» - «русский надо ограничивать, потому что это язык попсы и блатняка» - «русский - не самостоятельный славянский язык, а сколок с украинского» - «русский язык - это язык оккупанта». С прямым  подтекстом: русский человек враг уже только по национальному признаку! А если еще вспомнить голодомор и т.д.!

И все эти подмены, их «логика», в которых особо старательны члены УПА, уже знакомы. По германскому национал-социализму образца 20-40-х годов ХХ в., по Гитлеру. Слабые умы у этой части новой украинской молодёжи, у которой еще нет ни будущего, ни настоящего, а уже есть готовый враг. У которого, видимо, можно и нужно будет скоро забрать всё?

Седьмой признак возможной манипуляции: сокрытие реальных причин каких-то событий, их закономерного проявления и подмена этих закономерностей обыденными рассуждениями о врагах, о неизведанных природных стихиях и т.д. Рассуждениями такого обыденного уровня, которые просты и понятны людям с некритическим мышлением.

В этом случае информация подается примерно так: «Оппозиционные митинги оплачиваются врагами». Вполне возможно, что кто-то из организаторов и получил на это деньги от кого-то из россиян или из-за рубежа. Без денег большие дела не делаются. И это можно допустить.

Но скрыто оплатить 60-90 тысяч граждан невозможно в принципе по многим причинам. Или нужно разгонять спецслужбу, которая не выявила этого и не представила доказательств. И СМИ нужно было бы объяснять закономерность «самовольного» выхода на митинг этих десятков тысяч «неоплаченных».

Словом, нужно думать и думать. И осваивать новые области знаний, помогающие этим раздумьям, читать умные книги, советоваться со специалистами.

Но не принимать на веру то, что носит на себе любой признак манипулирования сознанием и подсознанием.

 

Экспресс-интерпретация информации

Итак, Вы, как аналитик фирмы, после выявления признаков манипулирования, например, со стороны конкурирующей организации (далее «противник»), должны теперь отложить эту информацию для обдумывания. Если явных признаков нет, то можно перейти к быстрой интерпретации информации.

Интерпретация - истолкование, объяснение, перевод на более понятный язык (широкий смысл понятия); в специальном смысле - построение моделей для абстрактных систем (исчислений) логики, оперативной логики, математики и т.д.

Польза от имеющихся материалов резко возрастает, если прояснены их значения. Истина обычно раскрывается не в исходных данных, а в их точном истолковании, ибо конкретный факт можно уяснить лишь в сочетании с другими фактами.

Экспресс-переработка информации после предварительного собирания фактуры и конкретной постановки проблемы подразумевает:

1) систематизацию фактов, которые сортируют по степени их отношения к тому или иному вопросу;

2) выявление, основываясь на интуиции, ключевых моментов;

3) построение предположений-гипотез, объясняющих основные факты;

4) получение, при необходимости, дополнительных данных;

5) оформление выводов и их проверка на соответствие другим фактам.

На отдельные вопросы часто удается получить прямой и вполне определенный ответ, а в отношении других вынужденно ограничиваются одними предположениями.

Надеясь на интуицию, нужно понять, какие из моментов являются важнейшими, а не концентрировать внимание сразу на многих (это заблокирует ваш мозг при любом количестве выпиваемого вами кофе). Иногда полезно «прокрутить» полученную информацию среди лиц, имеющих к ней хотя бы некоторое отношение, полагая, что они помогут выявить какие-либо связи с некоторой побочной информацией.

Таким образом, мы сформулировали какое-то предположение на базе полученной информации (гипотезу).

Что дальше? Теперь гипотезу необходимо тщательно проверить на «стыкуемость» со всеми данными и когда здесь обнаружится значительная неувязка, а факты явно правдивы, - требуется изменить суждение (гипотезу).

Ложная интерпретация информацииневерность нашего итогового предположения (гипотезы) весьма вероятна, если:

1) добыты и/или представлены не все материалы;

2) некоторые из имеющихся под рукой фактов сомнительны;

3) все внимание сосредотачивается лишь на той информации, которая подтверждают ваши ожидания и предположения.

Что делаем после этого?

Необходимо выявить возможные пути развития исходной ситуации. Для этого следует очень четко представлять:

1) ключевые персоны «противника», их характер, волю;

2) цели, т.е. то, к чему «противник» стремится (как по максимуму, так и по минимуму);

3) установить, не обнаруживается ли какая-то логика, система в его действиях и что в ней больше: логики, эмоций, традиций или случайностей;

4) существует ли такой союзник у нашего «противника», с которым не разорвет отношений, т.к. это ему крайне невыгодно или смерти подобно ;

5) какие имеются границы допустимости в его деяниях, что ограничивает его в средствах, методах, целях (сюда включают все: от финансов до родственников) ;

6) какие есть уязвимые места у «противника»;

7) есть ли информация о том, как «противник» оценивает ситуацию;

8) какими могут быть вероятные реакции «противника» на конкретные Ваши действия; какими могут быть Ваши вероятные реакции на те или иные конкретные действия «противника»;

В ряде ситуаций (тем более, когда время «поджимает») перспективно идти не от фактов к построению гипотезы, а от выдвигаемой гипотезы к имеющимся фактам. Так, отлично зная ключевое лицо «противника», мысленно ставят себя на его место и прикидывают, что за "хитрую" игру он мог бы вести.

Конечно, чаще всего речь идет уже не об экспресс-интерпретации, а об аналитической работе, которая может занять значительное время. Но, чем больше опыта у аналитика, тем меньше будет это время. И кто сказал, что нам в этом деле обязательно нужны наспех «сшитый» анализ?

Исходя из характеристики этого «лица», формулируют ряд гипотез о его намерениях и определяют действия, которые должны последовать при каждом из них. Каждое такое действие имеет свои признаки-критерии оценки факта наличия деятельности по достижению той или иной цели.

Словом, если «противник» на данном этапе добивается цели «А», то он неминуемо должен сделать «а-1», «а-2» и «а-3», а если он добивается цели «Б», то - «б-1», «б-2» и «б-3».

Эти «а» и «б» будут проявляться именно только так-то и так-то. И это нужно определить однозначно: только «а-1» имеет такие-то признаки, «а-2» -только такие-то и т.д.

Конечно, может быть, появятся и такие признаки, которые могут свидетельствовать и об А, и о Б одновременно. Их нужно рассмотреть особо и попытаться также однозначно «отмаркировать». Хотя, может быть, в этом случае ввести понятие «возможно».

А что мы имеем в полученной информации? Есть ли информация об этих признаках, о каких конкретно? Может такое быть, что «противник» добивается сразу и А, и Б, и еще чего-то?. В последнем случае появляется информация о действиях, которые не подпадают (или их можно только «приянуть за уши») под эти «а» и «б». О каких целях свидетельствуют эти новые признаки?

Сопоставив мысленные ситуации и наличные реалии, необходимо отобрать ту гипотезу, которая соответствует большинству имеющихся фактов (или сформулировать новую).

Очень эффективен в этом аналитическом деле и метод «мозгового штурма», когда группа опытных практиков помогает аналитику на всех этапах (и формирование критериев А и Б, и проверка соответствия информации этим критериям, и определение новых заданий по поиску дополнительной информации и т.д.).

Существуют или могут быть созданы программы для моделирования таких гипотез по признакам каких-то действий. И ЭВМ, не страдающая субъективностью и ограниченностью ума человека, может здорово (быстро и качественно) помочь при анализе гипотез.

Приведем слова легендарного генерала Маркуса Вольфа, руководителя разведки, ушедшей в историю Германской Демократической Республики:

"Когда возникает сложная ситуация, когда никто не может ни посоветовать, ни помочь, тогда надо само­му в соответствии со своей совестью мужественно принять решение и непоколебимо пройти свой путь до конца. Самое большое мужество - это граж­данское мужество, что означает во всех важнейших делах отстаивать свои убеждения и высказывать свое мнение! Это порой может прийтись мелким душонкам не по вкусу; но, в конце концов, это и есть правильная позиция, и искренние люди в ней никогда не раскаиваются".

 

ВИДЫ И ПРИЕМЫ ИСКАЖЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ

ВИДЫ И ПРИЕМЫ ИСКАЖЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ

 

   

ЛЕКЦИЯ 4. ПРЕДПОСЫЛКИ, СПОСОБЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО ЛИЧНОСТИ И ГОСУДАРСТВА

Учебные вопросы:

1. Предпосылки для оказания информационных воздействий.

2. Виды и приемы искажения информации.

3. Феномен клипового мышления человека.

4. Феномен консциентальной войны.

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ОКАЗАНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ

Окружающая человека среда очень способствует информационным войнам в силу произошедших кардинальных изменении. Информация обесценивается ускоренными темпами. На сегодняшний день в социальных сетях примерно 95% информации — шлак. Например, в русскоязычном сегменте Twitter примерно 7-8 млн аккаунтов. «Живых» из них — 1-1,5 млн, это те, что вообще выходят в эфир. Из них примерно 500-700 тыс ботов. Примерно 4-5 млн сообщений в день в русскоязычном Twitter на 95% состоят только из перепостов. Люди ничего не добавляют от себя, они просто распространяют [36].

Наблюдается еще одна тенденция в русскоязычном сегменте интернета — это миграция из ЖЖ в Facebook. Средний пост в Facebook в пять раз меньше, чем в ЖЖ. Люди привыкают к очень короткому обмену информацией. Пост в Facebook сразу тонет, и найти в нем запись недельной давности нереально. Социальные сети не предназначены для хранения контента. В ЖЖ вы можете почитать, что там было в 2003 году и даже прокомментировать. В Facebook этого нельзя делать — пользователи помнят только то, что происходило сегодня или вчера. Возникает беспамятность. Аудитория быстро глупеет и становится легко управляемой.

Например, часто в Facebook или в Twitter то и дело вбрасываются фальшивые сообщения о смерти известных людей. И каждый раз люди верят. Пользователи социальных сетей на все реагируют так, будто сталкиваются с этим впервые. Как будто они находятся в трансе и у них нет памяти. И среди этих людей действуют холодные профессионалы, которые вбрасывают в основном коммерческий спам. Берут популярный тег, дописывают к нему рекламный текст и попадают в тренды. А на время выборов точно также распространяют политическую пропаганду.

Например в США есть довольно сильные информационные ресурсы — раньше это был CNN и тому подобные источники, а теперь инициативу перехватили Wikileaks. По сути это американская информационная пушка. Несколько сотен крупнейших мировых СМИ стоят в низкой стойке, готовые перепечатать все, что будет вброшено в Wikileaks.

ВИДЫ И ПРИЕМЫ ИСКАЖЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ

Существует много способов манипулирования информацией для создания у человека ложного представления об окружающей действительности. Рассмотрим некоторые из этих приемов [35]:

Умолчание (сокрытие) – это передача неполной истинной информации, в результате жертва совершает ошибку. Человек утаивает какую-то информацию, не говоря при этом ничего такого, чтобы не соответствовало действительности. Не все считают, что умолчание и ложь – это одно и тоже, поэтому, если есть выбор как солгать, люди чаще предпочитают о чем-то промолчать, не говорить, нежели открыто искажать факты. У сокрытия много преимуществ.

Во-первых, скрывать легче, чем подтасовывать факты. Ничего не нужно выдумывать. Нет риска попасться из-за того, что вся "легенда" не отработана заранее. Сокрытие предпочтительнее еще и потому, что оно носит пассивный характер и кажется менее предосудительным, чем фальсификация. Его также можно много легче прикрыть впоследствии, если оно будет разоблачено. Человек не заходит слишком далеко. Есть много оправданий: незнание, желание сказать об этом позже, плохая память и т.д. Имитируя провал в памяти, искажающий информацию человек избегает необходимости запоминать "легенду": все, что нужно помнить, — это утверждение о плохой памяти. Но на потерю памяти можно ссылаться только, если речь идет о незначительных вещах или о чем-то, случившимся некоторое время назад, иначе это будет неправдоподобно.

Селекция– избирательный пропуск к жертве только выгодной обманщику информации. В соперничестве с деловым партнером также гораздо проще бывает скрыть от него информацию, нежели оспаривать ее в полемике. Умение грамотно скрывать что-либо от своего оппонента является важнейшим слагаемым искусства дипломатии. Профессионализм полемиста и состоит в том, чтобы искусно уходить от правды, не прибегая при этом к откровенной лжи.

Передергивание – такой способ подачи информации, когда привлекается внимание только к фактам, наиболее выгодным для источника информации, это сознательное подчеркивание только одних сторон явления, выгодных обманщику. Сюда же можно отнести создание соответствующего оформления, которое преподносит вопрос под определенным углом зрения.

Искажение– преуменьшение, преувеличение или нарушение пропорций. Типичный пример искажения пропорций передаваемой информации сводки с мест боев. Американский психолог Ф. Батлер предложил простой вариант внешне объективной двусторонней аргументации: он советовал приводить в пользу "своей" позиции наиболее сильные, убедительные аргументы, в пользу же "другой" стороны – наиболее слабые. Так можно показать несостоятельность любого оппонента. Можно также сравнивать заведомо неравноценные категории. Не специалисты этого даже не заметят.

Переворачивание– перемена местами, замена "черного" на "белое". Еще польский писатель-юморист Е. Лец писал: "Никогда не изменяйте правде! Изменяйте правду!" Это может быть подмена целей: когда свой интерес выдается за интерес другого человека. Вспомните, как красил забор Том Сойер ("Красить забор – это круто").

Фальсификация (подтасовка)– это передача заведомо ложной информации по существу рассматриваемого вопроса. Это может быть лжесвидетельство, фальшивые заявления и опровержения, фабрикация фактов, документов и т.д. К ней приходится прибегать тогда, когда одного умолчания недостаточно. При фальсификации человек делает следующий шаг: не только утаивает правдивую информацию, но и подает ложную информацию как правдивую. Скрывается реальное положение дел и до партнера доносится заведомо ложная информация, которая может быть представлена в виде фальшивых документов, ссылок на несуществующие источники, на эксперименты и т.п.

В некоторых случаях неистинное сообщение с самого начала требует подтасовки, одного сокрытия недостаточно. Например, если надо исказить информацию о прежнем опыте работы, чтобы получить хорошее место при устройстве на работу. Нужно не только утаить неопытность, но и придумать подходящую трудовую биографию. Подтасовка также неизбежна, если нужно замаскировать то, что человеку необходимо скрыть. Это особенно необходимо, когда речь идет о сокрытии эмоций. Легко утаить уже пережитую эмоцию, и намного труднее – переживаемую в данный момент, особенно если это сильное чувство. Ужас скрыть труднее, чем беспокойство, ярость – чем раздражение.

Чем сильнее эмоция, тем больше вероятность того, что какой-то ее признак просочится, несмотря на все попытки его скрыть. Имитация другой, непереживаемой эмоции может помочь замаскировать скрываемое переживание. Фальсифицируя эмоцию, можно прикрыть утечку признаков тайного переживания. Намного легче надеть личину, затормозить или погасить рядом других действий те, которые выражают переживаемую эмоцию. Когда руки начинают дрожать, то гораздо легче что-либо с ними сделать – сжать в кулаки или стиснуть их, — чем заставить спокойно лежать.

Лучшая маска– это ложная эмоция. Чаще всего в качестве маски применяется улыбка. Она является противоположностью всем отрицательным эмоциям: страху, гневу, страданию, отвращению и т.д. Еще одна причина популярности улыбки как маски состоит в том, что это самое легкое для произвольного воспроизведения из всех мимических проявлений эмоций. Для большинства людей труднее фальсифицировать отрицательные эмоции. Но не всякая ситуация позволяет замаскировать переживаемую эмоцию. В некоторых случаях нужно решать гораздо более непростую задачу: как скрыть эмоцию, не фальсифицируя другую.

Ложное объяснение— человек также может не таить своих чувств, особенно если у него не получается это сделать, а солгать об их причине. Правдиво признавая переживаемую эмоцию, он вводит в заблуждение относительно причины ее появления.

Дезориентация– это передача не относящейся к делу истинной или ложной информации с целью отвлечь от существа рассматриваемого вопроса. Сообщается все, что угодно, только не о сути дела. Широко используются такие виды дезориентации, как лесть и клевета. Этот прием особенно широко используется политическими лидерами.

Полуправда– это смешение существенной истинной информации с существенной ложной информацией, смешивание лжи и достоверной информации; одностороннее освещение фактов; неточная и расплывчатая формулировка обсуждаемых положений; ссылки на источники с оговоркой типа: "Не помню, кто сказал…"; искажение достоверного высказывания с помощью оценочных суждений и т.п. Прием "полуправды" чаще всего используется тогда, когда необходимо уйти от нежелательного поворота спора, когда нет достоверных аргументов, но надо непременно оспорить противника, когда необходимо вопреки здравому смыслу, склонить кого-то к определенному выводу. Говорится правда, но только частично.

Подбрасывание ложных доказательств – известно, что люди намного больше доверяют идеям, которые возникли в их собственных головах, нежели тем мыслям, которые исходят от другого человека. Поэтому опытные обманщики всегда стараются избегать прямого давления на жертвы, предпочитая косвенное, ненавязчивое воздействие на его образ мыслей. Для этого они вроде бы случайно подбрасывают ему определенную информацию, выводы их которой он должен сделать сам. При грамотной подаче определенных фактов человек должен сам сделать именно те выводы, на которые и рассчитывает обманщик. При этом важно, чтобы был соблюден принцип: доказательства должны быть подброшены вроде бы случайно, косвенно, только тогда они не вызывают подозрения. Отсюда напрашивается вывод: получив доказательства чьей-то вины, подумайте, существуют ли люди, для которых благоприятно такое развитие событий. Возможно, что эти сведения появились у вас далеко не случайно.

Создание "несуществующей реальности"– при помощи мелких, но выразительных деталей вокруг жертвы создается уголок фальшивого пространства, который должен придать словам и действиям мошенников особую убедительность.

Маскировка– представляет попытку скрыть какую-либо существенную информацию с помощью какой-то несущественной информации. Имеется четыре основных варианта маскировки:

· - Маскировка существенной лжи несущественной ложью.

· - Маскировка существенной истины несущественной ложью.

· - Маскировка существенной лжи несущественной истиной.

· - Маскировка существенной истины с помощью несущественной истины.

Ложный вывод— еще один прием, позволяющий избежать произнесения неправды. Заключается в том, чтобы позволить собеседнику сделать вывод из сказанного самому, но при этом подвести его к тому, чтобы этот вывод был ложным.

Ложная интерпретация— на логическом уровне связана с умением внедрить в сознание некоторые ложные посылки. Для их внедрения используют такие приемы, как "презумпция нормальности": сообщение большого количества истинных и доступных проверке суждений, среди которых лишь одно суждение ложное. В силу этого обнаружить неистинное суждение довольно трудно.

Изменение контекста– приводится случай из жизни, который был в действительности. Но этот случай переносится в рамки другого контекста. Это дает возможность сохранить в памяти множество мелких деталей, относящихся к данному случаю, что создает иллюзию правдивости рассказа. Отпадает необходимость что-то сочинять и специально запоминать.

Эффект обманутого ожиданияна нем основывается успешное искажение информации. Человек, которого обманывают, учитывая полученную правдивую информацию, прогнозирует развитие событий в наиболее вероятном направлении, а искажающий информацию человек поступает так, что нарушает его ожидания. Цель неистинного сообщения в том и состоит, чтобы направить мышление собеседника по пути актуализации часто встречающихся знакомых ситуаций. Обманутый всегда является невольным соучастником обмана: он жертва собственных неадекватных представлений о действительности. Также обманщики могут использовать истинную информацию, провоцируя собеседника на ошибочные выводы из нее.

Обман "от противного"– поймал волк зайца. И просит его заяц: "Делай со мной что хочешь, даже съешь меня, только не бросай в терновый куст". "Если он так этого боится, — подумал волк, — то я его туда и брошу". Так умный заяц обманул глупого волка.

Сообщение правды под видом обмана — другой родственный метод – сказать правду, но с передержками, так, чтобы жертва не поверила ей, т.е. сказать правду лживо. Отто фон Бисмарк говорил: "Если хочешь одурачить мир, скажи ему правду". Обман при помощи правды – редкая форма надувательства. Он очень хорошо срабатывает. Главное же, люди, как правило, не ожидают такой наглости. Правда, здесь необходимо либо хорошо уметь владеть собой, либо быть хорошим артистом.

Обманывают тех, кто хочет обмануться. Во многих случаях жертва обмана упускает ошибки человека, искажающего информацию, давая его двусмысленному поведению наиболее благоприятное истолкование. Это делается во избежание ужасных последствий, которые может повлечь разоблачение. Часто жертва одновременно и выигрывает, и проигрывает от неистинной информации или от ее разоблачения, но эти результаты не обязательно уравновешены.

Обман путем перестановки– когда потенциальную жертву заставляют примерить на себя роль обманщика. В результате различных психологических манипуляций жертве начинает казаться, что это он обманывает других, настоящие же мошенники до определенного момента старательно поддерживают эту иллюзию. И только в финале все встает на свои места.

В любом случае ключевым пунктом в анализе истинно данное сообщение или нет, является определение мотивов субъекта, установление причин, по которым он считает нужным умолчать о некоторых известных ему фактах.

Пожалуй, одним из самых главных моментов в понимании человека человеком и распознании возможного обмана с его стороны является определение его мотивов. Подумайте: существует ли какая-то причина или какой-то интерес у этого конкретного человека умолчать о каких-либо фактах или же вовсе изменить их. Недаром в милиции при раскрытии преступлений всегда задаются вопросом: кому это выгодно? Если вы собираетесь заключить какую-то торговую сделку с партнером, возможно, стоит более внимательно прочитать текст договора, особенно то, что написано в нем мелким шрифтом. А еще лучше составить текст самому, чтобы не было недоразумений.

 

ФЕНОМЕН КЛИПОВОГО МЫШЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

 

   

В настоящее время СМИ активно муссируют слово «клип» в контексте мышления. Произошло это явление не одномоментно, сам термин «клиповое мышление» в философско-психологической литературе появился еще в конце 90-х г.г. ХХ в. и обозначал особенность человека воспринимать мир посредством короткого, яркого посыла, воплощенного в форме либо видеоклипа (отсюда и название), либо теленовости [37].

Первоначально именно СМИ, а не Всемирная сеть выработали универсальный формат подачи информации — так называемую последовательность актуальных клипов. Клип, в данном случае — это короткий набор тезисов, подающихся без определения контекста, так как в силу своей актуальности контекстом для клипа является объективная действительность. Таким образом, человек способен свободно воспринимать и интерпретировать клип в силу того, что погружен в эту самую действительность. На самом деле не все так прекрасно, как выглядит на первый взгляд, поскольку, ввиду фрагментарности подачи информации и разнесению связанных событий по времени, мозг просто не может осознавать и постигать связи между событиями. Формат СМИ заставляет мозг совершать фундаментальную ошибку осмысления — считать события связанными, если они имеют временную близость, а не фактологическую. Поэтому не удивительно, что появление клипового мышления — это ответ на возросшее количество информации [38].

За рубежом термин «клиповое мышление» подменяется более широким — «клиповая культура», и понимается в работах американского футуролога Э. Тоффлера как принципиально новое явление, рассматривающееся в качестве составляющей общей информационной культуры будущего, основанной на бесконечном мелькании информационных отрезков и комфортной для людей соответствующего склада ума.

Клип-культура формирует такие уникальные формы восприятия, как «зеппинг» (англ. zapping, channel zapping — практика переключения каналов телевизора), когда путем безостановочного переключения каналов телевидения создается новый образ, состоящий из обрывков информации и осколков впечатлений. Этот образ не требует подключения воображения, рефлексии, осмысления, все время происходит «перезагрузка», «обновление» информации, когда всё первоначально увиденное без временного разрыва утрачивает свое значение, устаревает.

В 2010 году культуролог К.Г. Фрумкин [39] выделяет пять предпосылок, породивших феномен «клиповое мышление»:

1.ускорение темпов жизни и напрямую связанное с ним возрастание объема информационного потока, что порождает проблематику отбора и сокращения информации, выделения главного и фильтрации лишнего;

2.потребность в большей актуальности информации и скорости ее поступления;

3.увеличение разнообразия поступающей информации;

4.увеличение количества дел, которыми один человек занимается одновременно;

5.рост диалогичности на разных уровнях социальной системы.

Однозначного определения клипового мышления нет, но из всего вышесказанного следует: «клиповое мышление» — это процесс отражения множества разнообразных свойств объектов, без учета связей между ними, характеризующийся фрагментарностью информационного потока, алогичностью, полной разнородностью поступающей информации, высокой скоростью переключения между частями, фрагментами информации, отсутствием целостной картины восприятия окружающего мира.

Мир обладателя клипового мышления превращается в калейдоскоп разрозненных фактов и осколков информации. Человек привыкает к постоянной смене сообщений и требует новых. Усиливается желание искать цепляющие заголовки и вирусные ролики, слушать новую музыку, «чатиться», редактировать фотографии и так далее [40].

Отрицательное воздействие клипового мышления:

- Человек не способен долго концентрироваться на информации, у него заметно снижается способность к анализу

Обладатель клипового мышления не может анализировать ситуацию, поскольку любая информация не задерживается в его сознании и быстро сменяется новой. От способа мышления зависит успешность в карьере и жизни. Например, в бизнесе умение анализировать, выделять главное и принимать на основе анализа решения — то есть наличие «продолжительного» мышления — единственная возможность стать успешным менеджером. Его главная особенность — высокий объем внимания.

- Падает уровень успеваемости и снижается коэффициент усвоения знаний

Педагоги во всём мире бьют тревогу: школьники и студенты мало читают и не понимают смысла прочитанного. Они плохо понимают чужие мысли, потому написать изложение для них — сверхзадача. Они быстро забывают то, чему их недавно учили. Результаты исследований показали, что коэффициент усвоения знаний в школе — 10 %.

- Люди становятся податливыми к манипуляциям и влиянию

Краткость рекламной информации — мощный инструмент продаж. Поскольку в рекламе акцент делается на эмоции, человек теряет здравый смысл и способность анализировать и чаще делает ненужные покупки. После у человека может появиться чувство, будто им сманипулировали, но дать объяснение неприятному «послевкусию» сложно, ведь сознание «затуманили» эмоции.

Итак, клиповое мышление формируется так: «на входе» человеку даётся такой большой объём информации (по принципу «чем больше, тем лучше»), что он заведомо не может его целиком переработать и усвоить, в результате сознание «переключается» в режим клипового мышления и начинает выбирать и обрабатывать только ту информацию, которая идентифицируется им как ключевая, а вся остальная информация перестаёт восприниматься и зачастую даже замечаться.

При невозможности обработать поступающую информацию за отведённое время включаются внутренние механизмы сознания и, в первую очередь, отключаются «барьеры критического восприятия» (поскольку это требует работы мышления, на что нет времени), а вместо них включаются «фильтры предварительной обработки информации», которые пускают информационный поток «мимо сознания», можно сказать — через подсознание, осуществляя только выборочную передачу малой толики данных в сознание. Что важно — эта выборка того, что поступит в сознание, осуществляется на основании особых «меток», которые мы назовём «ключевыми символами», расставляемых теми, кто «готовит» передаваемую информацию. Реклама, например, использует в качестве ключевых символов товарные знаки, слоганы или визуальные образы из рекламы — поэтому для неё так важна «узнаваемость» брэнда, то есть доля людей, для которых рекламная информация несёт «метку» брэнда. Разнообразные ярлыки, используемые в публичном пространстве - это такие же метки, которые настраивают на строго определённое восприятие информации.

Получается, что при клиповом мышлении вся поступающая человеку информация сразу фильтруется по наличию ключевых символов, причём в этом процессе информация искусственно отделяется от контекста, а зачастую даже и от содержания. Когда субъект ждёт определённую информацию, настроен на неё, он и воспринимает только её, причём буквально, так как дополнительные смыслы и детали заложены в отбрасываемом контексте. При этом каждый воспринимает только то, что хочет, и так как он хочет — соответственно, ни о какой критичности восприятия, логической обоснованности или непротиворечивости не может быть и речи. Выделенная ключевыми символами информация воспринимается сразу, без обработки, буквально и как, несомненно, истинная, при этом она не только имеет приоритет перед всей остальной, но и «подавляет» всю остальную информацию, отправляя её сразу «в корзину», а что самое важное — сразу становится не только несомненной истиной, но и руководством к действию!

Поэтому в своих действиях человек с клиповым мышлением несамостоятелен и склонен ориентироваться на действия других и либо повторять паттерны поведения «особых людей» либо следовать поведению толпы или группы себе подобных. Кого из нас с детства не приучали «быть как все»? Люди с клиповым мышлением, как правило, не могут функционировать полностью самостоятельно и либо вынуждены постоянно объединяться в какие-то группы и структуры, в том числе путём потребления одной и той же приготовленной специально для них информационной «пищи». И, конечно, для них очень важны символы и знаки, позволяющие им сразу идентифицировать «своих» или выделять «чужаков», оказавшихся среди них.

Клиповое мышление спроектировано для исполнителей, в основном среднего и низшего уровня, и тех руководителей низшего и даже среднего звена, которые призваны лишь передавать вниз приказы и инструкции от вышестоящего начальства. Они могут быть эффективны на своём месте, действовать быстро и чётко в рамках готовых и отработанных схем. Такой квалификации, как раньше, от подавляющего числа работников сейчас не требуется. Сейчас главный показатель — скорость, а работа с большими объёмами сложной информации, с нестандартными задачами — это удел немногих специалистов.

ФЕНОМЕН КОНСЦИЕНТАЛЬНОЙ ВОЙНЫ

 

   

Концепция консциентальной войны впервые была выдвинута общественным деятелем Ю.В. Крупновым и доктором психологических наук Ю.В. Громыко в ходе анализа политических процессов в 1991 - 2000 годов на постсоветском пространстве.

Консциентальность происходит от латинского слова conscientia - «сознание» или «совесть». Соответственно, консциентальная война – война на поражение сознания. В основе такого поражения лежит уничтожение человеческой способности к свободной идентификации, т.е. к самоопределению того, кем человек стремится быть и в рамках какой культурно-исторической традиции. Другими словами, удар наносится так, чтобы мы не могли ответить на вопрос: кем мы стремимся быть и в рамках какой культурно-исторической традиции намерены жить? Когда человек обладает самоидентификацией, он тверд в мыслях и действиях. Он знает свое место в обществе, он обладает сетью человеческих связей, он чувствует себя частью огромного национального организма. Но если способность человека к самоидентификации уничтожить, то случится страшное. Тогда ему можно внушить любую идентификацию, убедив его в том, что он тот, кому выгодно убеждать. Человек теряет способность к самоидентификации, превращаясь в чистый белый лист, на котором можно «писать или рисовать» что угодно тому, кто перед этим стерилизовал сознание человека-жертвы. Кто я и кто мы - вот два вопроса, от способности быстро и точно решать которые зависит победа в современной войне. Эти вопросы касаются и военного, и гражданского, и рядового, и майора, и генерала. Идентификация является предельно материально-конкретной вещью и относится не только и не столько к идеологии, сколько к позиционированию себя в мире, пространстве и времени. Кто враг? Будут ли тебе стрелять в спину? Кто тебя обеспечивает и поддерживает, а кто мешает или действует против тебя? Кто ты, когда стреляешь в стреляющего в тебя человека, для себя, для него, для своих родных, для своих соотечественников, для «мировой общественности»? И кто они - эти «соотечественники», «мировая общественность» или «развитая цивилизация»?

Типичные опознавательные знаки уже не только плохо работают или не работают вовсе, но и работают против, поскольку тотальная дезориентация противника является одной из ведущих деятельностей современной боевой организации. В этой войне символов и идентификаций побеждает тот, кто ясно знает себя и своё сообщество, кто умеет быстро и точно формулировать свою идентификацию и производить достоверную идентификацию других. Защита свободы и полноты идентификации, максимально эффективная работа с собственной и чужой идентификацией определяются новым типом оружия - консциентальным, т.е. оружием, поражающим сознание.

Ю.В. Громыко также отмечал, что: «Сегодня ведется интенсивная борьба за саму возможность ставить стратегические цели и накапливать ресурс реализации этих целей. Поэтому так называемые классические формы порабощения на основе включения в заданный тип производства в настоящее время становятся все менее и менее действенными… Наличие или отсутствие субъекта, способного ставить глобальные цели, является нормативной точкой отсчета, вокруг которой ведется борьба». Борьба ведется за саму возможность появления Лидера и за механизмы объединения народа вокруг Лидера как субъекта, способного выражать, формулировать глобальные цели и организовывать их достижение.

Консциентальная война – это война психологическая. По форме, цивилизационная по содержанию и информационная по средствам, в которой объектом разрушения и преобразования являются ценностные установки народонаселения противника, в результате чего первичные жизненные цели заменяются вторичными, третичными и более низкими, приземного уровня, с несколько увеличивающейся вероятностью их достижения, причём достижение заменяющих целей воспринимается человеком как его благо. Учитывая непосредственную связь ценностных и целеполагающих установок человека с культурой его народа, можно сказать, что объектом разрушения в консциентальной войне является культурная оболочка противника, а поскольку культура – стержень цивилизации, вопрос идёт о разрушении цивилизации. Как показал в своих работах религиозный мыслитель Шифферс, консциентальная война ведется для того, чтобы разрушить энергию святого, энергию архетипа страны. После этих разрушений и сломов страна превращается в открытое пустое пространство.

Ю. Громыко выделяет пять основных способов поражения и разрушения сознания в консциентальной борьбе:

1. поражение тканей мозга, снижающее уровень функционирования сознания; может происходить на основе действия химических веществ, длительного отравления воздуха, пищи, направленных радиационных воздействий;

2. понижение уровня организации информационно-коммуникативной среды на основе ее дезинтеграции и примитивизации, в которой функционирует и «живет» сознание;

3. воздействие на организацию сознания на основе направленной передачи мыслеформ субъекту поражения;

4. специальная организация и распространение по каналам коммуникации образов и текстов, разрушающих работу сознания (условно может быть обозначено как психотропное оружие);

5. разрушение способов и форм идентификации личности по отношению к фиксированным общностям, приводящее к смене форм самоопределения и к деперсонализации. Конечно, операции с целью слома идентичности и цивилизационной «перевербовки» проводились в течение всей человеческой истории.

Зарождение консциентальной войны как отдельного вида противоборства (хотя так она тогда и не называлась) произошло после Второй Мировой войны. Эта война показала, что слом СССР методом прямого военного противоборства с использованием как обычных, так и ядерных вооружений практически невозможен.

Сегодня консциентальная война отнюдь не завершилась.Через СМИ на людей обрушился водопад передач, нацеленных на разрушение культурных ценностей и моральных устоев. От телепередач не отстают и печатные издания – «девятый вал» разнообразных книг, газет и журналов разной степени приличности и желтизны в максимуме объема нес минимум информации, ведущей к развитию личности, а в значительной части был направлен на прямо противоположные цели.

Исторически так сложилось, что в массовом плане базовую работу по поражению сознания выполняют средства массовой информации и коммуникации. Но применяемые в консциентальных войнах средства воздействием СМИ отнюдь не ограничиваются – существуют еще различные так называемые «учебные» программы, внедряемые в систему образования, а также другие подобные методы. Громадные усилия для их продвижения прикладывают всевозможные неправительственные организации, действующие на удивление слаженно. Ярким примером может служить ювенальная юстиция, которая наносит громадной силы удар по традиционной семье. Да, в ней конечно есть и положительные моменты, но вред от ее введения намного превышает возможную пользу.

Консциентальная война проявляется в культивировании религиозных течений в рамках одного государства. Провозглашая на словах свободу вероисповедания, власть предержащие предоставляют «зеленый свет» массе отдельных религиозных течений, которые ведут активную миссионерскую работу и привлекают в свои ряды все больше и больше людей. В результате население оказывается расколото на мелкие группы, а вера перестает быть объединяющим фактором и, наоборот, становится источником раскола.

Допустим, народ или население какой-либо местности в результате этих действий расколото на множество мелких групп. Что дальше? А именно то, о чем говорилось в начале – проводится объединение этих мелких групп так, как выгодно не государству, в которой они живут, а противнику в консциентальной войне. В настоящее время для определения этого процесса в англо-саксонской геополитике используется устойчивое терминологическое обозначение – нациостроительство или нацибилдинг (nation-building). Такое нациостроительство сейчас проводится в рамках выполнения программы глобального доминирования и господства, прежде всего, в форме гиперимперии Западного мира.

Высшим достижением правильно организованной консциентальной войны, войны на поражение сознания и его способности к свободной идентификации, - является создание такой ситуации, когда в самый разгар боевых действий и в условиях катастрофического поражения в консциентальной войне у населения, включая и «профессионалов» политики и военного дела, включая «элиту», возникает абсолютно очевидное и трижды достоверное переживание наивысшего расцвета мира и бесконечной отдаленности войны...

 

 

 

  Теория идеального искажения информации 

Н.С. Бурмистрова

                 Теория идеального искажения информации

Основные вопросы, которые будут рассмотрены в данной статье, касаются понятий «истина», «ложь» и «информация». Что такое «истина» и насколько она важна в нашей жизни? Можно найти много выражений, связанных с понятием «истина», например, «истина у каждого своя», «истина в вине», «святая истина». Однако в нашем случае мы будем говорить о той самой «истине», которая должна быть установлена по делу (уголовному, административному и т.п.) для расследования и раскрытия преступления. Это та «истина», которая необходима для выяснения обстоятельств, связанных с преступлением, установлением личности преступника (правонарушителя) и как следствие, установления справедливого наказания и возмещения ущерба. По словарю С.И. Ожегова значение слов определяется следующим образом: «ИСТИНА 1. В философии: адекватное отображение в сознании воспринимающего того, что существует объективно. 2. То же, что правда (в 1 знач.). 3. Утверждение, суждение, проверенное практикой, опытом»; «ЛОЖЬ Намеренное искажение истины, неправда, обман»; «ИНФОРМАЦИЯ 1. Сведения об окружающем мире и протекающих в нем процессах, воспринимаемые человеком или специальным устройством. 2. Сообщения, осведомляющие о положении дел, о состоянии чего-либо». Истина и ложь слова противоположного значения и уж очень «громкие», поэтому буду пользоваться выражением искажение информации. Для наглядности рассмотрим искажение информации на бытовом уровне, например, Ваш ребенок не выучил тему по предмету «Английский язык». На Ваш вопрос: «Выполнил ли он домашнее задание?» Вы услышали ответ: «Да, конечно», что является не только искажением информации, но и влечет за собой утрату полезной информации и наработки необходимых навыков. Впоследствии, в ходе урока по данной теме, его опросили поверхностно, либо не опросили вообще, и, в конце концов, ему это «сошло с рук». С течением времени, в связи с утратой информации по данной теме и освоением нового материала образовались пробелы в знаниях английского и при условии, что ему данная тема попадется на экзамене, высока вероятность в лучшем случае, переэкзаменовки.

Пример маленькой лжи с большими последствиями. Разберемся в причинах поведения, которые приводят к искажению информации. Итак, каковы же причины такого поведения? В нашей современной жизни без лжи прожить невозможно. Мы и сами не замечаем, как мы это делаем. Опоздал на работу стоял в пробке, прогулял заболел, вечерний сабантуй с друзьями задержали на работе и т. д. По статистике, в 80 % случаях мы врем своим родным и близким. Какова же мотивация наших поступков? Врем мы чаще всего не потому, что хотим кого-то обидеть или задеть, а для того, чтобы избежать проблем. И неизвестно, сколько семей спасла подобная ложь. Или не спасла? Иногда, от подобного искажения информации зависит не только избежание проблем, но и наше благополучие в целом и чем глобальнее это искажение, тем серьезнее последствия. Лично я считаю, что даже «ложь во спасение» права на «жизнь» не имеет. Теперь рассмотрим, к чему может привести искажение информации на профессиональном уровне, например в повседневной деятельности сотрудников органов внутренних дел. Для примера приведем банальное преступление квартирную кражу. Возьмем за аксиому правило, что «идеальных преступлений не бывает». Любое преступление можно раскрыть, при этом необходимо правильно обследовать место происшествия, определить его границы, провести тщательный осмотр, зафиксировать и изъять весь комплекс «материальных следов», оставленных преступником, с обязательным условием правильной упаковки этих следов, правильно и последовательно выявить и зафиксировать «идеальные следы» преступления (следы, оставленные в сознании, памяти людей) в ходе поквартирного обхода, провести необходимый и полный комплекс следственных действий с привлечением всех сил и средств, имеющихся в арсенале служб «специального назначения». Результатом таких действий должно явиться раскрытие преступления и неотвратимое наказание виновного. Такое обстоятельство изображено на рисунке 1:

 Рисунок 1

Однако как показывает практика, в повседневной деятельности сотрудника искажение информации, связанное с исполнением своих непосредственных обязанностей, вольно или не вольно происходит довольно часто. Это касается как выяснения обстоятельств по конкретному делу, качества проведения оперативных мероприятий, отчета руководителю о проделанной работе, так и полноты собранных доказательств, достаточных для законного и обоснованного предъявления обвинения. При этом любая проверка, перепроверка неточной информации, а также оперативное мероприятие по ее уточнению вызывают затяжение во времени, возможную утрату информации и отсрочку результата (рис. 2).

Рисунок 2

И, в конце концов, если информация искажена изначально и значительно (например, сотрудник не провел поквартирный обход, хотя есть

свидетель и знакомый с подозреваемым) и ее реабилитации сотрудником не происходит, мы имеем результат, изображенный на рисунке 3.

Рисунок 3 Искажение информации условно можно классифицировать на виды, они могут выражаться как: - умышленное искажение; - добровольное заблуждение; - специальное (профессиональное) искажение информации для выяснения обстоятельств по делу (например, оперативная разработка, легендирование и т.п.) На основе вышеизложенного можно вывести первую закономерность в «теории идеального искажения информации». Любое искажение истинной информации приводит к затяжению во времени и отсрочке результата, либо неполучения результата в принципе. Любое наше действие в жизни вызывает изменение вещной обстановки это постулат науки «криминалистики», на основании которого мы можем зафиксировать материальные следы в ходе ОМП и впоследствии идентифицировать личность (преступника). Однако мы оставляем следы не только в материальном мире, но и в сознании людей. Мы получаем информацию ежесекундно, от увиденного и услышанного нами и так или иначе она остается в нашей памяти, обрабатывается и усваивается. Разумеется, когда мы получаем информацию в искаженном виде, мы ее точно так же обрабатываем и усваиваем. Результатом обработки такой информации может быть два вывода, либо мы понимаем, что нас ввели в заблуждение и начинаем выяснять необходимые факты заново (потеря времени), либо принимаем все за «чистую монету» и на основании полученной ложной информации начинаем строить свои дальнейшие рассуждения и доводы. Это похоже на логическую ошибку: «пожарная машина красная, трамвай тоже красный, значит трамвай это пожарная машина». В данном случае логическая ошибка очевидна, но ложную информацию, которую мы получаем в общем объеме, не так просто распознать. Выявить искаженную информацию, конечно, можно, в системе органов внутренних дел широко применяется метод полиграфа, который основан на человеческих (биологических) реакциях и рефлексах человека на конкретный вопрос. Получается, что мы всегда знаем, когда искажаем действительность (за исключением добросовестного заблуждения, когда мы «свято» верим в сказанное нами). Таким образом, мы подошли ко второй закономерности «теории абсолютного искажения информации». Любое искажение истинной информации отображается и оставляет идеальные изменения в сознании человека, иногда необратимые. Обратимся к статистике за 2014 год: в следственном отделе ОМВД России по г. Пятигорску приостановлено дел 1436 из них по п. 1 ст. 208 УПК РФ (за отсутствием лица) Сроки расследования по уголовным делам, которые были затянуты свыше установленного УПК 437. Выборочным анализом уголовных дел установлено, что в каждом без исключения произошло искажение информации, что привело к затяжению расследования во времени и отсутствию результата по нему. Третья закономерность «теории идеального искажения информации»: Любое искажение информации вызывает либо пробел в знаниях, либо неправильную оценку ситуации. Мировая история имеет множество примеров искажения информации, результатом которой являлись всевозможные конфликты и войны. Например, формирование ложной идеологии в конкретном государстве, в том числе с помощью средств массовой информации. С этой точки зрения можно рассмотреть военный конфликт на Украине. В 1993 г. после распада СССР на Украине началась идеологическая экспансия антироссийской пропаганды, навязываемая «Западом». Не берусь комментировать кем и зачем. Спустя 20 лет, сегодня мы получили новое поколение граждан с антироссийскими настроениями, откорректированной идеологией и, возможно, с искаженным восприятием действительности. Если отследить информацию, которую преподносят СМИ о происходящем на Донбассе, в России и на Украине, то мы увидим, что она, эта информация, об одном и том же факте, противоречит друг другу. Думаю, что искажение происходит по обе стороны.

В любом случае любое искажение информации, есть манипуляция сознанием конкретного человека или группы. Однако вернемся к нашему расследованию и попробуем разобраться в причинах такого массового искажения информации. Усматриваю три основных причины: 1. Некомпетентность сотрудника ОВД; 2. Банальная «лень»; 3. Взаимодействие «Руководитель подчиненный». Первые две в комментарии не нуждаются, зато третья требует пояснения. Конечно, на первый план выходит личность руководителя и подчиненного, если компетентность одного и другого на высоком профессиональном и моральном уровне, то проблем не возникнет. Однако зачастую эти качества в одном или во втором случаях оставляют желать лучшего и тогда в этом случае у сотрудника исполнителя возникает стереотип поведения (шаблон), как преподнести информацию, чтобы, не выполнив необходимый объем работы, уйти от дополнительной нагрузки и ответственности. И речь, соответственно, уже не идет ни о каком раскрытии преступления. Как обратная связь происходит «метаморфоза» и в поведении руководителя. И вместо того чтобы вместе выполнять поставленные задачи и идти к цели, мы тратим силы и драгоценное время на проверку, перепроверку, уточнение, выяснение и т.п. Библиографический список 1. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., Ищенко Е.П. Криминалистика. М., Варламов В.А., Коровин В.В., Варламов Г.В. Тесты полиграфных проверок. Краснодар, 2000

http://docplayer.ru/45647720-N...

 Известные афоризмы В.О. Ключевского, в ту же тему

Афоризмы и изречения В. О. Ключевского

Приведем здесь некоторые афоризмы, изречения и шутливые замечания Ключевского, дошедшие до нас в его записных книжках, лекциях студентов, слушавших его, воспоминаниях о нем друзей и знакомых.

· Почему люди так любят изучать свое прошлое, свою историю? Вероятно, потому же, почему человек, споткнувшись с разбегу, любит, поднявшись, оглянуться на место падения.

· Мы гораздо больше научаемся истории, наблюдая настоящее, чем поняли настоящее, изучая историю. Следовало бы наоборот.

· История – не учительница, а назидательница, наставница жизни; она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.

· Торжество исторической критики: из того, что говорят люди известного времени, подслушать то, о чем они умалчивали.

История, говорят не учившиеся истории, а только философствующие о ней, никого ничему и не научила. Если это даже и правда, истории это нисколько не касается, как науки: не цветы виноваты в том, что слепой их не видит. Но и это не правда: история учит даже тех, кто у нее не учится; она их проучивает за невежество и пренебрежение. Кто действует помимо нее или вопреки ей, тот всегда в конце концов жалеет о своем отношении к ней. Она пока учит не тому, как жить по ней, а как учиться у нее: она пока только сечет своих непонятливых или ленивых учеников, как желудок наказывает жадных или неосторожных гастрономов, не сообщая им правил здорового питания, а только давая им чувствовать ошибки их в физиологии и увлечениях их аппетита.

· Помнить прошедшее и знать историю – не одно и то же. Помнить прошедшее, значит, знать, что было, и по бывшему гадать, не повторится ли и впредь нечто подобное. Знать свою историю, значит, понимать, почему так было и к чему неизбежно приведет бывшее. Вот почему знаток прошедшего – не историк. Для первого события минувшего – случайности, грядущие явления – неожиданности, иногда лишь напоминающие собою нечто, бывшее прежде; для второго все минувшее – только слагаемые той суммы, которую мы называем настоящим, а будущее – только ряд неизбежных следствий настоящего. Первый не идет дальше чтения и запоминания строк древних хартий и документов; второй силится читать и между строками, стараясь угадать, о чем они умолчали.

· Мудрено пишут только о том, чего не понимают.

· Блестящее перо и светлая мысль – не одно и то же.

· Крепкие слова не могут быть сильными доказательствами.

· Слово, что походка: иной ступает всей ступней, а шаги его едва слышны; другой крадется на цыпочках, а под ним пол дрожит.

Писатель весь переходит в свою книгу, компози-тор – в свои ноты, и в них они остаются вечно живыми. Раскройте книгу, разверните ноты, и кто умеет читать то и другое, перед ним встанут их творцы. Учитель – что проповедник: можно слово в слово записать проповедь, даже урок; читатель прочтет записанное, но проповеди и урока не услышит.

· Гармония мысли и слова – это очень важный и даже нередко роковой вопрос для нашего брата, преподавателя. Мы иногда портим свое дело нежеланием подумать, как надо сказать в данном случае; корень многих тяжких неудач наших – в неумении высказать свою мысль, одеть ее как следует. Иногда бедненькую и худенькую мысль мы облачаем в такую пышную одежду, что она путается и теряется в ненужных складках собственной оболочки, и до нее трудно добраться; а иногда здоровую, свежую мысль выразим так, что она вянет и блекнет в нашем выражении, как цветок, попавший под тяжелую жесткую подошву.

· Разномыслие от чего бывает? Видят один и тот же предмет, но смотрят на него с разных сторон.

· Ученые диссертации, имеющие двух оппонентов и ни одного читателя.

· Науку часто смешивают со знанием. Это – грубое недоразумение. Наука есть не только знание, но и сознание, то есть умение пользоваться знанием как следует.

· Чтобы быть ясным, оратор должен быть откровенным.

· Чтобы быть хорошим преподавателем, нужно любить то, что преподаешь, и любить тех, кому преподаешь.

 

В публикации использованы фотографии А. Игнатовича и А. Стафичука.

 

Запустите волну сарафанного радио:

55 человек готовы участвовать в продвижении публикации, но ждут Вашего решения. (присоединиться)

сарафанных баллов

У нас не ставят лайков, мы выражаем признательность автору иначе! Каждый сарафанный балл, который Вы перечислите на баланс публикации, превратится в одного уникального читателя. Члены сообщества ИнфоНарод.РФ зарабатывают сарафанные баллы тем, что распространяют публикации. А в будущем, они так же вкладывают баллы в распространение других публикаций. Будьте ответственны! Не помогайте публикациям продвигаться, если они негативно влияют на окружающий мир. И наоборот, помогайте, если они направлены на развитие общества!

Зарегистрируйтесь в системе ИнфоНарод.РФ, чтобы продвигать публикации.

Раздел комментариев к данной публикации:


Фотография пользователя
Автор комментария: Борис Алексеевич Сысоев
Дата публикации: 24/10/2017 (12:58)

Сергей Меняйло: «Открытость, публичность, обоснованность — то, на чем должна базироваться власть»

Полномочный представитель Президента РФ в Сибирском федеральном округе СЕРГЕЙ МЕНЯЙЛО в беседе с «Континентом Сибирь» рассказал, чем обусловлена череда назначений врио губернаторов в СФО, какие задачи перед ними стоят в первую очередь и какими принципами они должны руководствоваться, чтобы вхождение в должность стало максимально эффективным.

— Сергей Иванович, на значительной части территории округа произошли перемены — согласно президентским указам сразу в нескольких регионах были назначены врио губернаторов. С какими особенностями текущей социально-политической и экономической обстановки это связано?

— В СФО перемены начались с назначения Главы Республики Бурятия, губернатор Томской области остался на второй срок, а в Красноярском крае, Омской и Новосибирской областях были назначены руководители, временно исполняющие обязанности.

Мы все прекрасно понимаем, что сегодня не только в сибирских регионах, но и по всей России люди ждут перемен. Поэтому все, что сегодня происходит – решения, которые приняты и еще будут приняты —надо рассматривать как первые шаги к тому, чтобы реализовать эти ожидания. Без кадровых изменений перемены, к сожалению, осуществить сложно.

Сейчас на руководящие должности приходят в основном люди в возрасте до пятидесяти лет, хотя это не правило. Такие решения связаны с несколькими факторами. Самый главный критерий, по которому принимаются кадровые решения, — это образование, определенный опыт работы во властных структурах, как на региональном, так и на федеральном уровне, соответствующая дополнительная подготовка людей, которые включены в кадровый резерв. При этом программа подготовки очень разнообразная — начиная с государственного управления и вплоть до физподготовки. Самое главное при назначении — оценка самого субъекта Федерации, его внутриполитической и социальной обстановки, потенциала экономики и так далее.

— На что вы обратили бы сейчас внимание врио губернаторов в Новосибирской и Омской областях, в Красноярском крае?

— В каждом регионе есть свои особенности, свои внутренние социальные конфликты, «борьба элит», финансово-промышленных групп, которые при реализации своих амбиций иногда доводят обстановку до точки кипения. Основная задача — понять эту специфику. Второе — проанализировать ошибки, допущенные при принятии того или иного решения властью на местах, разобраться во внутриполитической обстановке субъекта Федерации, в экономике и в тех конфликтных горячих вопросах, которые вышли, в том числе, в медийное пространство и привели к росту социального напряжения.

В качестве примера можно привести ситуацию в Новосибирской области с мусорной концессией. Сегодня мы прекрасно понимаем, что существующий полигон не отвечает запросам времени, нужен новый. Необходимо строить комплексы мусоросортировки и мусоропереработки. Где, на каких условиях, за чей счет это делать — предстоит разобраться и принять решение врио губернатора.

Повод для возникновения социальной напряженности вокруг вопроса, к сожалению, был создан еще на стадии принятия решения — власть не смогла объяснить, почему срок концессионного соглашения определен на сорок лет, почему именно в этом месте, и так далее. К сожалению, очень много недосказанного. И мы прекрасно понимаем, что когда не проводится определенная работа с людьми, у них естественно возникают вопросы.

И второе — есть те, кто используют такие ошибки, чтобы создать определенную социальную напряженность. Такая же картина была и при повышении тарифов, обсуждении строительства четвертого моста. Новому руководителю региона нужно как можно быстрее задаться этим вопросом и принять решения, но сделать это открыто, чтобы они были понятны, аргументированы и экономически обоснованы.

— В Новосибирске есть еще один подобный яркий пример — строительство ледовой арены, место под которую еще даже не определили…

—  Это социально значимый проект не только для города, области, но и для всей России. Я сомневаюсь в том, что в Новосибирске не поддерживают идею проведения чемпионата мира по хоккею среди молодежи. Такое мероприятие может не только повысить имидж, но и дать экономический толчок региону. И если возникают противоречия по проекту строительства, то они должны аргументировано обсуждаться. У нас есть Общественная палата Новосибирской области, на чьей площадке можно обсуждать этот вопрос, есть ОНФ, депутатский корпус, ряд активных общественных организаций. Сами напросились на поручение президента в этом вопросе. И задача должна быть выполнена. Сегодня это лицо города и области — сможем ли реализовать то, на что заявились сами. И уж поверьте, решение этого вопроса есть. Но нет четкого понимания, где, на каких условиях, в какой последовательности, что будет построено, и как потом будет эксплуатироваться.

Я бы сказал, что на первичной стадии реализации — выбора места, самого проекта и т. д. обсуждение было не до конца открытое и предметное. Людям не дали понятного для всех экономического обоснования.

Проект очень масштабный, найти инвестора сложно, поэтому все условия нужно оговаривать открыто, иначе возникают вопросы. Сколько гектаров пойдет на застройку, сколько — на ЛДС, на парк, кто будет строить детские сады в новом микрорайоне — даже в этом моменте много недосказанности. И только постфактум об этом начали говорить. Нужно на каждый вопрос, который возникает, иметь аргументированный ответ. А лучше не ждать вопросов, а продумать программу так, чтобы их не возникало. Это сложно, но можно и нужно делать, иначе всегда найдутся силы, которые будут против реализации такого проекта.

Если бы такие проекты обсуждались правильно, с привлечением всех заинтересованных в этом вопрос лиц, я думаю, такого напряжения бы не было. Открытость, публичность, обоснованность — то, на чем должна базироваться власть, принимая то или иное решение.

Перед новым губернатором Новосибирской области стоит задача разобраться в вопросе в кратчайшие сроки, потому что времени уже нет.

— Помимо решения подобных болезненных для конкретных регионов вопросов есть ли какие-то общие для всех врио губернатора задачи?

— В каждом регионе есть направления и проекты, которые остались в «подвисшем» состоянии, в стадии реализации. Их тоже нужно решать. Помимо этого нужно уделить внимание повышению доходной базы региона за счет инвентаризации, оптимизации доходов и расходов. Задачи поставлены, понимание вопроса есть и в Новосибирске, и в Омске, и в Красноярске.

Кроме этого, необходимо пересмотреть программы, которые реализуются в регионе. Сегодня каждый субъект должен поучаствовать в разработке стратегии пространственного развития РФ. Сейчас мы обобщаем и актуализируем вопросы стратегии развития СФО, чтобы исполнить соответствующий указ президента. Они касаются научного, образовательного, природного, энергетического, промышленного, производственного, инвестиционного и экспортного потенциала. Мы должны выявить отрасли экономики, которые дают в том или ином субъекте максимальный экономический эффект, и, оценив это, подойти к дифференцированным мерам поддержки той или иной отрасли.

— С назначением губернаторов актуально стоит вопрос о том, как будут формироваться составы правительств. Стоит ли ожидать радикальных кадровых перестановок, привлечения управленцев из других городов, в частности, в Новосибирск?

— Я не сторонник этого. В регионе живут, работают люди, которые за свою жизнь что-то для него сделали. Нужно дать возможность себя показать. Сегодня все в руках тех, кто работает в исполнительной власти в пределах области. Конечно, кадровые изменения будут. Надо только правильно оценить, кто на какой должности как работает и какова его эффективность. В любом случае, образовательный, профессиональной уровень подготовки в Сибири очень высок, поэтому опираться надо на местные кадры. Здесь есть все возможности найти людей, которые умеют работать и имеют для этого соответствующие образование и подготовку.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона. Для корректной работы приложения требуется выключить в настройках in app browser.
 
 

 


Фотография пользователя
Автор комментария: Борис Алексеевич Сысоев
Дата публикации: 26/10/2017 (18:16)

«Современные СМИ стали частью информационной войны»

 

26.10.2017

Православные священнослужители о широком распространении фейковых новостей о Церкви …

До 95% аналитических материалов о Русской Православной Церкви, публикуемых в средствах массовой информации, не имеют никакого отношения к действительности, заявил председатель синодального отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ и профессор кафедры международной журналистики МГИМО Владимир Легойда. Он выступил перед студентами с открытой лекцией «Православная тема в современных медиа» в рамках I международного молодежного коммуникативного форума MediaPost в Российском государственном социальном университете (РГСУ), сообщает Regions.ru
 
«К вопросу о том, куда будет трансформироваться журналистика: мне кажется, что одно из направлений развития журналистики – это аналитика, которой сегодня почти нет. Когда я читаю "аналитические" статьи про Церковь, я хохочу, как на Comedy Club. Потому что они пишут про то, в чем я живу, и это на 95% — неправда. Они домысливают какие-то связи, что-то такое, что вообще не имеет никакого отношения к реальности», — сказал Легойда. 
 
Он также указал студентам-журналистам, что «современный человек очень часто путает правдоподобное с достоверным». «Правдоподобно звучит фраза, что у меня двое детей? Может быть у меня двое детей? Да. А достоверность заключается в том, что у меня трое детей. А бывает достоверность, которая звучит неправдоподобно. Но она от этого не перестает быть достоверностью. А в мире "фейков" это вообще в десять раз сложнее», — отметил Легойда. 
 
По его мнению, сейчас «изменились все стандарты» журналистики, происходит ее трансформация, и непонятно, «в какую сторону разворачивается история с нашей профессией». 
 
«Еще не так давно один из фундаментальных, базовых стандартов журналистики звучал так: журналист обязан проверять факты», — сказал Легойда. По его оценке, сейчас этот принцип уже не соблюдается: СМИ превращаются из «источника фактов» в «источник трафика и лайков». 
 
«Как бы вы прокомментировали слова Владимира Легойды? Можете ли вы привести пример такой неправды в СМИ о Церкви?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям.
 
Преосвященнейший Ириней, епископ Орский и Гайский, доцент кафедры церковно-практических и филологических дисциплин Оренбургской духовной семинарии, преподаватель Орского гуманитарно-технологического института, отметил, что Владимир Легойда знает много такого, чего другие не знают, поэтому он может делать такие выводы. Но сказать: «Все, что пишут о Церкви, неправда», по его словам, тоже нельзя. «Я знаю, есть люди, которые советуются с наставниками - у многих журналистов они есть», – продолжил владыка. 
 
«Я бы предложил, чтобы каждый журналист, прежде, чем поступить на факультет журналистики, изучил бы еще какой-то род деятельности. В этом случае у него будут твердые знания из одной области, и по чуть-чуть изо всех остальных. Сейчас журналист, как правило, знает обо всем по чуть-чуть и ничего не изучает глубоко. Если журналист – думающий, верующий человек, у него есть духовный наставник, он будет писать правду – но так, чтобы исправить окружающих, привести их к покаянию, к Богу. Ни в коем случае нельзя кого-то "топить", чтобы после прочитанного человек не захотел жить. Любой журналист должен помнить слова Христа: "Желай другому того, что желаешь себе". Это Золотое правило этики. Когда я пишу, должен ставить себя на место того человека, о котором это делаю. Тогда я не буду писать гадости, ложь, обманывать людей», - подчеркнул он. 
 
«Да, порой журналисты не проверяют информацию – в этом Владимир Легойда прав. Но если человек получил хорошее образование, он знает, как работать с фактами, источниками. Все это помогает ему в профессиональной деятельности. Нельзя верить домыслам, слухам, нужно проверять источники. Тогда журналист будет писать правду – и это наверняка найдет отклик в сердцах читателей. А о Церкви у нас действительно пишут много неправды. Например, о том, кому принадлежит храм Христа Спасителя. Писали, что Церковь позволяет проводить вечеринки в церковном соборе, сдает его артистам. Но этот храм не принадлежит Церкви! Его владельцы считают возможным сдавать его в аренду и зарабатывать на этом. И в патриархию, конечно, никаких денег не перечисляют», - заключил владыка Ириней.
 
Протоиерей Андрей Спиридонов, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве, считает, что, в принципе, Владимир Романович прав. 
 
«Современные СМИ стали частью информационной войны: отчасти они используются теми, кто занимается прямой манипуляцией сознанием. И сверх того, современный секулярный мир действительно выступает или с критикой Церкви, или с войной против Церкви, используя любые приемы – и искажение, и передергивание фактов, и прямую ложь. А еще проблема в том, что разобраться в церковных реалиях можно только изнутри, зная церковную жизнь. Если ты сам член Церкви, живешь Церковью, имеешь литургический и евхаристический опыт, и он не эпизодичный, а серьезный, только в таком случае можно пытаться как-то судить со знанием дела о церковной жизни. Да и то, даже люди, считающие себя церковными, имеющие церковный опыт, все равно исходят из крайнего индивидуалистического сознания и все равно о церковных реалиях судят исключительно со своей колокольни. И это тоже оказывается часто ошибочным, хотя они претендуют на то, что раз у них есть некий опыт церковной жизни, то они могут судить, обладая информацией «из первых рук»», - продолжил о. Андрей. 
 
«Осознание реалий церковной жизни возможно, видимо, только на основании соборного разума. То есть применительно к такому свойству церкви как соборность. А что говорить про современную светскую журналистику, которая не просто не имеет понятия о соборности, а не имеет понятия вообще о том, что есть правда и истина, и исходит из узких интересов», - заключил он.
 
Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской, задается вопросом: «При чем тут журналист?» «Детей либо двое, либо трое. Тот, кто говорит, что детей двое, когда их трое, говорит неправду. А если ты сам говоришь, что у тебя их трое, с какой стати это будут проверять? Мне кажется, люди привыкли с доверием относиться к словам, которые говорят, а тем более пишут. Действительно, читатель не в состоянии проверять то, что звучит правдоподобно. Кроме того, у него может не хватать информации, чтобы отделить достоверные факты от тех, что на них похожи», - отметил о. Александр.
 
«Всегда были солидные СМИ, и была желтая пресса - в том числе такая, которая успешно «косила» под солидную. Мне кажется, это было есть и будет, и речь лишь о том, как часть желтой журналистики превратить в по-настоящему солидное СМИ. Но для этого нужно дать определение, что такое солидное СМИ. У нас действительно многое направлено на сиюминутный успех - якобы в нем цель журналистики. Однако это не так», - подчеркнул он. 
 
«На мой взгляд, один из главных недостатков современной коммуникации – мы не даем определения, что такое солидное издание. Я тоже не знаю, что это такое. Это издание, которому я почему-то доверяю. А почему этому, а не тому? – Не знаю. Одному человеку кажется солидным одно издание, другому – другое. Одному кажется правдоподобным факт, который другой считает "жареным". Поди разберись тут. Одно дело, если большинство изданий – солидные, и если допускают ошибки, то просто в силу обстоятельств - в целом же журналисты стремятся к искренности и достоверности. А если становится все больше изданий, которых истина не интересует, а интересны только «жареные» факты и количество лайков, и на этом они основывают свой успех или неудачу, теряется многое. А вообще я не читаю, что пишут светские издания про Церковь, поэтому не могу сказать, правдоподобна ли эта цифра – 95%», - заключил о. Александр.
 
Протоиерей Михаил Дудко, главный редактор газеты «Православная Москва», отметил: «Владимир Легойда, конечно, больше меня знает о том, как в СМИ отражается реальная жизнь Церкви. Я, например, не могу сказать, сколько в процентном отношении в средствах массовой информации неправды или откровенной лжи. Но, на мой взгляд, количество непрофессионалов в журналистике увеличилось. Даже профессионалы поменяли акценты, и вместо простого информирования или добросовестной аналитики создают контент, который по каким-то причинам для потребителя привлекателен. Это и эпатажные заголовки, и анонсы того, чего нет в тексте, и такое толкование реальных фактов, которое ведет к ложным выводам. Одним словом, идет погоня за популярностью. Это глупо отрицать. Такое всегда случалось, но сейчас происходит что-то запредельное». 
 
«Конечно, большую роль играют и социальные сети, где о достоверности вообще говорить не приходится. Кроме того, промежуток между выходом в свет информации и реальным событием настолько уменьшился, что даже люди, добросовестно работающие на журналистском поприще, не успевают ничего проверить и, к сожалению, допускают ляпы. В качестве примера можно привести информацию о кончине Дмитрия Хворостовского. Он, кстати, приходил на службу в церковь в Лондоне, где я служил, бывали там его дети. Мне жаль, что этот замечательный человек оказался жертвой недобросовестности. Такого, конечно, быть не должно», - добавил о. Михаил. 
 
«Я знаю случаи, когда о Церкви пишут то, что не соответствует действительно. И такого, к сожалению сейчас очень много. Есть и псевдоаналитика (о чем говорит Владимир Легойда). Это, конечно, смешно и грустно. В качестве примера могу привести статьи о жизни Русской Православной Церкви за рубежом, о каких-то мнимых противоречиях между архиереями и Святейшим патриархом. О «войне» между Святейшим и епископом, который находится в Лондоне, пытаясь оттуда захватить всю Европу и Германию - вопреки желанию Святейшего Патриарха. Эти удивительные тексты в стиле "Игры престолов", конечно, не имеют ничего общего с действительностью. Над ними можно только посмеяться – что и делают люди осведомленные», - заключил он.
 
Протоиерей Симеон Антипов, благочинный Кувандыкского и Медногорского округов, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в Кувандыке, отметил, что, конечно, в средствах массовой информации много, мягко говоря, непроверенных фактов. 
 
«В нашем регионе о Церкви, слава Богу, оскорбительных статей не публикуют. Да, жизнь идет своим чередом, ситуации бывают разные - в том числе, в Церкви. У нас есть церковный суд, некоторых священнослужителей мы к нему привлекаем, а иногда и отстраняем от служения. Но эти случаи у нас в Оренбурге освещают корректно. Лет 10-15 назад, когда Церковь только восстанавливалась, в СМИ было много оскорбительной и не соответствующей действительности информации. Конкретных случаев я не помню, но читать все это было неприятно. Священнослужителей обвиняли в присвоении денег, в другой неблаговидной деятельности. Отличался и отличается этим Невзоров – он и до сих пор льет грязь на Церковь. Странно, - сам он, насколько мне известно, из верующей семьи. А вообще журналистам, наверное, нужно принимать какую-то присягу или давать клятву – как, допустим, врачам. Они должны подавать только проверенные факты. А за клевету, оскорбление чести и достоинства нужно нести ответственность - вплоть до уголовной», - подчеркнул священник. 
 
«К сожалению, есть случаи, когда СМИ бездоказательно обливают человека грязью. За это же должен кто-то отвечать? – Так пусть отвечает журналист, написавший статью! И, естественно, издание. СМИ должны быть источником проверенной, правдивой информации – нельзя же подавать людям отравленную воду? Другое дело интернет – там могут писать все, что угодно. Но и здесь должен быть какой-то контролирующий орган, реагирующий на жалобы и принимающий меры», - заключил о. Симеон.
 
Протоиерей Константин Головатский, священник храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте, глава Православного молодёжного клуба «Встреча», председатель Отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии, отметил, что Владимир Романович – профессионал: у него большой опыт и он знает всю подноготную журналистики. 
 
«Отдел, который возглавляет Владимир Легойда, занимается в том числе и аналитической работой. Все дело в цели написания той или иной статьи, того или иного информационного поста – часто именно от этого зависит, какие факты подбирают. В силу этого часто возникает ложное восприятие. Часто подается правдивая информация, но дается предвзятая трактовка тех или иных фактов, событий. Иногда событие не стоит и выеденного яйца, но скандальная подача превращает статью в "бомбу". Конечно, в первую очередь в журналистике должна быть честность, правдивый подход к описанию фактов. У нас в Петербурге такое было, когда обсуждалась передача Церкви Исаакиевского собора. Многие издания муссировали эту тему, постоянно к ней возвращались. Журналистская шумиха зачастую не основывалась на фактах: кто-то что-то где-то сказал, о чем-то заявил... Эту тему подхватывали другие средства массовой информации. А обсуждать, собственно, было нечего», - заключил священник.
 
Священник Андрей Постернак, директор Традиционной гимназии, кандидат исторических наук, считает, что здесь главная проблема связана именно с упадком уровня журналистики как профессионального занятия. 
 
«Она действительно превращается только в инструмент манипуляции общественным мнением, особенно на Западе. Журналистика перестала быть независимой и свободной. Независимых журналистов практически нет. Они работают за деньги издателя, поддерживая его идеологию. И, к сожалению, журналист вынужден соответствовать требованиям, которые предъявляются изданием. Так что объективная журналистика уходит в прошлое. Кроме того, если речь идет просто о перечислении информационных фактов, то новые технологии будут журналистику вымещать. Информационные материалы можно будет комбинировать механически. Так что для освещения событий в ближайшем будущем люди перестанут быть нужными», - продолжил он. 
 
«Аналитика же требует наличия думающих людей, а для этого надо иметь хорошее образование, широту взглядов, незашоренность, отсутствие приверженности к одной жесткой идеологии, готовность рассматривать мнение противоположной стороны. Этот принцип на латыни звучит как "аudiatur et altera pars", то есть "да будет и другая сторона выслушана". Но и он тоже давно не соблюдается и в западной, и в нашей журналистике. А это неправильно и не может соответствовать серьезной аналитике», - добавил о. Андрей. 
 
«С этой точки зрения я хочу привести наоборот хороший пример. Из современных журналистов думающим, анализирующим события человеком я считаю Анатолия Шария. Как бы мы к нему ни относились, но он профессионал, именно так должен работать журналист – проводить расследование, преподносить материал, чтобы зрители делали выводы сами. Пусть такая журналистика бывает неудобна, но эту работу надо стараться выполнять объективно. А сегодня журналисты от отсутствия культуры, профессионализма ваяют клише и шаблоны. И в отношении Церкви смешно и примитивно представление о том, что такое церковная жизнь священника, как вести себя в храме и прочее. Это набор дремучей смеси суеверий, поверхностного отношения и элементарного незнания, что в церкви происходит. Если будет больше образованных и честных людей, то и СМИ будут иначе восприниматься, они станут частью культуры и даже искусства. Но пока до этого еще, к сожалению, далеко», - заключил священник.

 



Image CAPTCHA

Логотип

ИнфоНарод.РФ

Информационный портал для городских сообществ!

Предложить публикацию

@

Модераторы содержания канала: Чижиков Роман Сергеевич; Бертенёва Ирина Константиновна; Роман Горлов;
Дата создания: 15.03.2014 (14:39)